Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Скавены
Ролевые игры в Беларуси > Настольные Игры > Wargames > Турниры и кампании > Кампания по Мордхейму «Люстрия. Потерянный рай»
Senya
Где-то на грани сознания Гарка услышал это. Едва уловимый шорох раскаленной иглой пронзил его сон. Существуя в таком поганом месте как Кеца, необходимо иметь железные нервы и смертельную реакцию, а Гарка прожил здесь достаточно долго для скавена и имел уникальный слух.

Этот скрипящий шум отличался по характеру от других обычных звуков, характерных для этой мерзкой ямы. И главное - он доносился оттуда, где была только многометровая стена из твердой породы гранита. Гарка специально выбирал такое место для своей норы, чтобы к нему не могли подобраться с тыла, но теперь это кому-то удалось.

Однако застать врасплох тренированного убийцу клана Эшин - это задача практически невыполнимая. Затаив дыхание, Гарка медленно скользнул к стене, чтобы лучше слышать то, что пытается прогрызть дыру в его обитель. Прислушавшись, он смог уловить еще один звук - монотонное, низкое гудение.

"Это что-то механическое или колдунсство", - подумал он. Мысль о том, чтобы сбежать от этого звука, захватила его сознание, но любопытство побороло мимолётную слабость. Зацепившись за выступающие верхние балки, он прильнул к холодной поверхности потолка и притаился. Внезапно шум прекратился, однако тот загадочный гул стал нарастать. Звук не усиливался, но становился более плотным, пронизывающим все нутро до костей.

Спустя пару мучительных мгновений тесную пещерку затопил оглушающий звук взрыва, который пробил огромную дыру прямо по центру гранитной стены, после чего все стихло. Мелкие куски шрапнели разорвали бы Гарку на куски, если бы он не скрылся за потолочной балкой, которая послужила хорошим щитом для него. Рассекая клубы пыли и дыма, в комнату впрыгнул сгорбленный скавен, обмотанный грязными тряпками. Грязь, на вид, состояла в основном из гранитной пыли.

"Копатель" - предположил Гарка, - "тогда как он тут оказалссся и шшшто за гул был до взрыва?".

Не шевелясь, Гарка продолжил наблюдать за незваным гостем, который начал оглядывать помещение. Скавен выхватил парные клинки из-за спины и стал принюхиваться к воздуху. Водя носом в разные стороны, он резко остановил свое внимание на том месте, где за балкой притаился Гарка.

"Не может быть, он обнаружил меня, невозможно!"

Сообразив, что его укрытие раскрыли, не думая ни секунды, Гарка молниеносно прыгнул на скавена, обмотанного тряпками. За то мгновение, которое пронеслось, пока Гарка сближался со своим противником, он успел подумать о том, что у него нет никакого оружия кроме его когтей, зубов и хвоста. Но подобные обстоятельства никогда не останавливали его, а иногда и помогали. Сам же нарушитель мысленно сказал только: "Су" , и это все что успело пронестись в его мозгу за то короткое мгновение, пока Гарка перемещался к нему в воздухе. В следующую секунду он уже лежал на спине, прижатый к груде камней и обломков стены. Он продолжал сжимать свои мечи в лапах, но не мог пошевелиться. Гарка придавил его к полу, крепко сжимая запястья обеими руками, а хвостом держал голову так, чтобы горло было открыто для укуса бритвенно острыми зубами. Представляя то, как он оторвет, нарушителю, большой кусок горла, Гарка уже нацелился на незащищенный участок тела скавена. Но его резко остановили два дула гудящих пистолетов, упертых в затылок.

— Тот, кто смог так быстро и тихо подобраться ко мне, может быть только тобой, - сказал Гарка, стараясь не шевелить больше ничем, кроме своего рта.

— А до тебя не так-то просто добраться ...брат, - ответил ему шипящий голос обладателя варп-пистолетов.

Спустя некоторое время Гарка сидел в паланкине своего брата и вел напряжённую беседу с ним.

— Почему сквозь стену? Почему не пришел через туннели? – Гарка наверняка знал ответ, но послушать, что придумает его непрошенный гость, было лишь первым ходом в игре «кто хитрее».

Как оказалось, внезапный визитер с парой варп-пистолетов был эшинский колдун. Одетый в грязный рваный балахон, он больше походил на сгорбленного раба, если бы не пара козьих рог на голове и серая, почти белая шерсть. Однако те, кто его знают, никогда не усомнятся в том, что внешность этого тощего скавена весьма обманчива. Гарка его хорошо знал, потому как они были из одного помета.

— У меня нет времени объяснять тсебе то, что ты и ссам знаешь. Как и нет времени идти по туннелям, напичканными твоими ловушками. Узнать про секретный лаз идущий всего в 4 метрах от твоей вонючей ямы, было легче-проще, чем тратить ресурс на обезвреживание ловушек. Тем более, зная тебя, могу предположить, что скрытыми ловушками дело не закончилось бы. Кто там у тебя на цепи, твоя подружка? – сиплый смех выскользнул из пасти эшинского колдуна гнойным бульканьем.

Настолько прямой и правдивый ответ удивил Гарку, однако ни один мускул не дрогнул на его морде. Приняв объяснение колдуна за витиеватый ход их негласной игры, он решил ответить на последнюю шутку скавенского колдуна:
-Я его подзываю - Чуча. Если хочешь, познакомлю вас поближе.

Такой ответ показался ему соразмерным по наглости с недавно отпущенной шуточкой его братца. Он знал, что играет с огнем, выражаясь подобным образом, но так же и знал, что в данный момент его жизни ничто не угрожает. И это не потому, что за дверью на цепи сидит огромный крысоогр, который предан ему как тупая шавка, а потому, что если Мудрый Магра, пробил четырехметровую гранитную стену для того, чтобы повидаться со своим братиком, значит он ему нужен для других целей.

Мерзкий оскал, отдаленно напоминающий улыбку, медленно сполз с морды колдуна и сменился сосредоточенностью. Пристально глянув на Гарку, Магра, оттачивая каждое слово, низким шепотом выдавил:
— Ты и твоя подружка пойдете со мной в Люстрию, – прозвучало это наполовину как угроза, и наполовину как приказ.

При всей своей сдержанности, Гарка не смог удержать эмоции, и свирепый оскал медленно искривил его морду:
— С всепоглощающей радостью пойду, если ты скажешь мне, что я там забыл.

Магра уже не так угрожающе посмотрел в глаза своему брату и сказал:
— Что ты знаешь о древних?


***
20 лет назад.

Сидя на посту, Свиг был рад, что у него появилось немного свободного времени для того, чтобы подумать, как подставить своего начальника. По его мнению, это был единственный способ возвыситься в иерархии. Он охранял норы самок-производителей и не ожидал ничего необычного в эту смену.

Его размышления прервал раб-уборщик:
— Господин, вам надо это увидеть, - проблеял измученным голосом раб.

— Что тебе еще, гнойный прыщ? Что случилось? – раздраженно выкрикнул Свиг.

— Самка, из левого крыла, та, что на сносях была, издохла, - заскулил раб.

Вытаращив глаза от ярости, Свиг рванул в левый коридор. Найдя в родовой нише бездыханное тело огромной самки, он заверещал от досады.

— Теперь начальник живьем с меня шкуру снимет – от безысходности прокричал охранник. Но глухой и тонкий визг отдернул мысли Свига от пропасти отчаяния. Он исходил от мертвой самки. Охранник выхватил нож и застыл, прислушиваясь. Не размышляя ни секунды, он подскочил к трупу. Аккуратно вспорол еще не окоченевший живот и вытащил оттуда дохлого детеныша. Запустив еще раз лапу в кишки самки, он вытащил еще одного. Тот тоже был дохлый, только с отгрызенной лапой. Вновь услышав писк, Свиг засунул уже обе лапы глубоко во внутренности трупа. Нащупав что-то, он достал это на свет, чтобы рассмотреть и застыл в удивлении. Два живых крысёныша, сросшиеся спинами, один был белым другой черным.

Как можно скорее доставив близнецов к колдуну, Свиг помчался докладывать своему начальнику благую новость. Он знал, что его не накажут. Один белый детеныш мог стоить пяти самок. Главное, чтоб колдун успел их разъединить, пока черный не загрыз белого.

После разъединения у белого осталась часть черной спины своего брата. Его назвали Магра. У черного на том месте, где срезали шкуру, выросла белая шерсть. Его продали в клан убийц и назвали Гарка.


***
Где-то в мерзких ямах клана Скраер.

Тогда.
Чувство боли снова вернулось. Оно всегда возвращалось, рано или поздно. Обездвиженный, он настолько привык к агонии, что принимал боль как данное, а теперь еще и ждал её. Ведь каждый раз, когда приходила боль, он становился сильнее. Он не помнил ни себя ни кого другого. Он только знал, что когда приходит сгорбленная крыса с плетью, то будет больно.

Тремя годами ранее.
Пакс был рабом с рождения. Он не знал другой участи, кроме как работать на рудниках. Из-за малого роста и худобы его не стали ничему обучать, а просто отправили таскать камни. Несмотря на свою недоразвитость, Пакс был весьма живучим. Рабы долго на рудниках не живут, особенно такой хиляк. Но он цеплялся за жизнь, как настоящая крыса, и прожил дольше своих сверстников.
Он бы еще столько же горбатился в ямах, если бы здоровенный булыжник не отдавил ему передние лапы. Чтобы выбраться из под камня, он отгрыз себе кисти передних лап и освободился. Но такой калека сможет стать только обедом для других рабов. Лишь по большой случайности его забрали, почти бесплатно, работорговцы из Адской ямы. Теперь ему предстояло стать подопытной крысой.

И теперь.
В этот раз их было двое. Тот, что приносил боль, и еще один, весь черный. Они долго говорили о цене. Скавен с плетью, все время
подвизгивал, а черный шипел. Похоже у них не было согласия. Потом черный подошел к нему и прошипел шепотом: "Если я тебя освобожу, ты поможешь
мне?". Уставившись на черного он не мог поверить в то, что все мучения могут закончиться, если он согласиться. Медленно и незаметно он кивнул черному
в знак согласия. "Ты знаешь как тебя зовут?"-спросил черный. Он не стал ничего отвечать, так как ничего не помнил.
"Теперь тебя будут звать Чуча"- сказав это, черный скавен в один миг открыл железный ящик, в котором держали огромного крысоогра
без передних лап. Теперь Чуча покажет, что такое боль своему мучителю и докажет верность черному спасителю.


***
Где-то на пути к Люстрии.

В непроглядном мраке подземного туннеля, выдолбленного глубоко под землей еще чумными скавенами, невозможно было увидеть ничего. Кроме слабого зеленоватого свечения, издаваемого варпкамнем на конце посоха Магры. Любое другое существо из этого мира уже бы выкололо себе глаза от постоянного колдовского света, но отряд скавенов под предводительством Гарки чувствовал себя уютно рядом с этой гнусной субстанцией. По сути, того света , что испускал посох колдуна, им было предостаточно, так-как зрение не самое лучшее из чувств, которыми обладали скавены. Тихое шлепанье босых лап о поверхность тоннеля создавало звуковые волны, которые отражались от стен, подсказывая таким образом всем учасникам похода куда идти. Группа из десяти скавенов в придачу с крысоогром неспешно двигалась по узкому лазу. Впереди, освещая путь, шел Магра. Монотонное бредение во тьме прервал скрипучий голос Гарки:
— Так зачем мы идем в это мерзкое болото? Как там его...
— Люстрия! Это — Люстрия! — раздраженно, как всегда, огрызнулся Магра.Он знал, что его брат хорошо запомнил название пункта их назначения, и сейчас просто доставал его от нечего делать. Это всегда очень забавляло Гарку.

— Ну! Дык зачем?
— Агхх, гнойный кашак. Я тебя придушу, когда-нибудь во сне, мерзкая ты паскуда. — прошипел себе под нос Магра, но на вопрос не ответил.

Криво ухмыляясь, Гарка наслаждался моментом. Он знал, когда стоит остановиться, чтобы не нарваться на гнев белого колдуна. Незнание того, что может с ним сделать его братец, если слетит с катушек, всегда удерживало его от того, чтобы довести его до свирепого безумия.

— Ну ладно, я помню. Врата, да? Да, точно! А где именно в Люстрии мы будем их искать? - уже другим, наигранно заинтересованным тоном продолжил Гарка.

Магра шел слегка впереди своего брата, когда резко остановился и обернулся. На морде колдуна нарисовалась одна из его мерзких гримас:
— А вот это тебя братец, не должно .....! Просто делай так, как я тебе скажу и может проживешь чуть подольше.

Посчитав , что закрыл тему, Магра развернулся и продолжил следовать по тоннелю.

— А как они выглядят? Это мне ведь надо знать, и другим тоже. — уже более деликатно сказал адепт-убийца.

Магра, не отвечая ничего, шел дальше. Но потом , замедлив шаг, поровнялся с Гакой. Глянув на своего брата серьезным и озабоченным взглядом, он сказал:
— Врата могут выглядеть как скала или сорняк. Могут быть как и деревом, так и жабой болотной. — не отрывая задумчивого взгляда от Гарки, Магра ждал реакции.

Долго ждать не пришлось. Зашипев, как раскаленный котелок, Гарка чуть было не бросился на колдуна, чтобы порвать ему горло:
— Ты что, совсем ополоумел! Мы прёмся в эти вонючие топи, за какими-то вратами и не знаем , как они выглядят вообще? Да ты оказывается тупее, чем я ожидал!

Гулко похрипывая от приступа смеха, Магра вновь зашагал быстрее. Посчитав, что в этой партии он победил, колдун добавил:
— Не трать влагу напрасно, братец. Просуши свои портки, потому что я знаю , кто нам все это поведает. — на этом колдун замолк и больше ничего не сказал.


***
Тремя месяцами ранее.

Шитачиму медитировал. В таком состоянии, не прибегая к помощи магии, всё вокруг на расстоянии лиги было для него как на ладони. Место для медитации он всегда подбирал очень тщательно.

Неуловимое изменение в колебании воздушных потоков заставило открыть глаза следопыта клана Эшин. Шитачиму считал себя лучшим специалистом в области скрытности и обнаружения, однако мускус страха чуть не прыснул из желез, когда он увидел гигантскую крысу всего в 10 локтях от себя. Она сидела замерев, готовая в любое мгновение сорваться с места и наброситься на застывшего от страха скавена.

Поборов удивление и страх, он рассудительно решил тянуть время, наблюдая за незваным гостем.
Вокруг снова что-то поменялось и, переведя взгляд в сторону, Шитачиму увидел ещё одну гигантскую крысу, которая также сидела и смотрела на него, словно на большой сладкий кусок сочного аппетитного мяса. «КАК? Не слышно ни единого скрипа-шороха, но вот они тут, смотрят-сверлят красными огоньками… Магия? ДА! Да-да я умный, меня не перехитришь!» Пока он упивался своим превосходством, его окружил ещё десяток красноглазых тварей. Железы сдавило так сильно, что одна мысль о том, что-бы опорожнить их, выпустив мускус страха, доставляла удовольствие.

Когда уже около полусотни голодных пар глаз взирали на него, эфир вокруг разрядился, высвободив из ниоткуда комок зелёных молний, ударивший следопыта в грудь со скоростью неуловимой глазу смертного.
Через мгновение на месте молний материализовался седой скавен в лохмотьях. Он с легкостью прижал к земле оглушённого следопыта. Крепкой хваткой он сжимал горло одой из гигантских крыс в своей лапе. Поднеся крысу к своей пасти, колдун откусил ей часть головы. Мерзкая зелёная жижа потекла по седой бороде, а из пасти донёсся хлюпающий хруст. Пережёвывая крысу, словно это был просто завтрак, колдун небрежно подсунул тушку под нос Шитачиму:
— Будешь?

Преодолевая разрывающую боль в груди, следопыт потянулся к угощению. Не взирая на своё положение, он продолжал делать вид, что ничего из произошедшего его не удивило.

— Умный, — довольный оскал заполз на морду колдуна, — ты мне подходишь. Послужишь мне — останешься доволен и жив, обманешь — мои крошки тебя везде найдут.

Шитачиму понимал, что сейчас лучше согласиться на все условия этого сгорбленного скавена, каким-бы дряхлым и немощным он ни казался. После непродолжительной паузы он с болью выдавил:
— Зачем я тебе?

Искры безумия заплясали в глазах колдуна когда он ответил:
— Пойдёшь в Люстрию и узнаешь для меня кое-что, дам тебе месяц.

— А…

— А потом я тебя сам найду…


***
Во временном лагере рептилоидов, расположенном у основания Пирамиды Древних, идёт подготовка к проведению кровавого жертвоприношения Сотеку. Следуя магическому видению, их жрец надеется очистить Пруд Рождения Первого Поколения, чтобы стереть границы между прошлым и будущим и приблизиться к пониманию замысла Древних. Совпадение или игры Богов, среди рыскавших по джунглям чужеземцев, пойманных для жертвоприношения, оказался следопыт клана Эшин. Колдун Магра, возглавляющий нападающих, твёрдо намерен освободить своего шпиона.

После непродолжительного боя перевес в силе оказался на стороне змееглазых.

Гарка наблюдал, как перед его носом пролетают мелкие частички мозга и капли крови, словно в замедленном течении времени. Его вдруг охватил жуткий приступ страха от мысли, что это могли быть именно его мозги, а не его крысоогра. Уже два ночных бегуна, попытавшихся пробраться к ямам рабов, валялись на берегу реки, одного даже уже утащили куда-то мелкие рептилоиды.

Израненный кроксигор в ярости отшвырнул оторванную голову Чучи, а тяжеленную тушу поднял на алебарде над головой. Широко открыв пасть, чешуйчатый колосс издал пронизывающий до костей рев. Когда рев утих, слышно стало только заливистый, булькающий издевательством смех Магры. Ему показалось весьма потешным то, что восхваляемый его братом крысоогр оказался расчленённым здоровой рептилией.

Резко оглянувшись, Гарка пронзил брата самым яростным взглядом, который мог изобразить на своей крысиной морде:
— Тебе смешно?

В ответ колдун лишь скорчил гнусную рожу и добавил:
— Ну не хнычь только, найдёшь себе новую подружку.

Если бы не два громких выстрела из варп-оружия за его спиной, адепт-убийца уже бы впился зубами в горло своего братца. Опомнившись, он развернулся и увидел вжавшихся в угол двух черных скавенов, отстреливающихся от наступавшего на них кроксигора. Решив присоединиться к расстрелу раненного зверя, Гарка выстрелил из своего пистолета, но промахнулся. Взгляды кроксигора и адепта-убийцы схлестнулись, и Гарка поразился увидев в глазах разъярённого великана расчетливый ум.

Я недооценил этих ящериц, пронеслась мысль в голове убийцы, сменившись тупым изумлением, когда за спиной у кроксигора в воздухе появилось светящееся пятно, напоминавшее фигуру гигантской жабы. Моргнув от удивления, Гарка осознал, что пятно испарилось, а вместе с ним и кроксигор. Однако в случае кроксигора это была не магия, а лишь смертоносная скорость, с которой тот добрался до несчастного следопыта, выползавшего из ямы рабов на другом берегу реки. Шитачиму не успел даже увернуться от огромной тени, выпрыгнувшей из воды, как был разорван надвое.

Очередной дикий вопль ярости пролетел над джунглями. Но издал его уже колдун Магра, когда понял, что его план провалился, и теперь ему не узнать то, за чем они пришли в Люстрию. И только довольный и ехидный смех адепта-убийцы, раздался в густых джунглях. Ведь так приятно, когда твой белый братец так расстроен.


***
Где-то глубоко под землей Магра обдумывал дальнейшие шаги по претворению своего плана в жизнь. Мысли колдуна были подобны молниям мелькавшим в его паланкине, который мчался в сторону территории Клана Скраер:

— Мерзость-пакость. Прочь-прочь в туннели. Да-Да… Это был Сланн, я его хорошо разглядел. Пойти в эти паскудные-вонючие болота за слабой надеждой, а получить больше-больше чем мог ожидать. Это видение продвинуло поиски гораздо дальше. Шаман знает всё что мне надо, к нему вернемся. Хотя послушать то что сказал бы мне следопыт, могло быть полезно-интересно. Почти уверен, что братец тоже видел. Гадкий-жалкий живет присвоив половину моей силы и не знает даже об этом. Тупой-безмозглый — ненавижу! Ненадолго теперь. Когда доберемся до машины клана скраер я заберу обратно, всё-всё что моё по праву рождения и даже больше.

***
Гарка очнулся от пронзительной вспышки боли по всему позвоночнику. Зрение сильно подводило. Куча спутанных во времени мыслей замелькали в его воображении:

— Магра! Секретное оружие Клана Скраер. Странно-подозрительно! Почему так далеко? Долго ехать… Что за место? Что это за устройство? Почему все молчат? Газ! Заманил меня сюда! Заманил… Куда? Где я?

Адепт-Убийца усилил ощущения и принюхался к воздуху. Однако всё что он понимал это то, что лежит на спине и возможно обездвижен. Но когда его проясняющийся взгляд уперся в собственную лапу, ощущение удара молнии поразило его мозг! Левая лапа Гарки была разорвана как половая тряпка.

— Как? Что произошло?

Медленно переведя взгляд на другую лапу Гарка осекся, заметив краем глаза силуэт рогатой башки его братца у правого уха. Было похоже на то, что колдун был без сознания. Уперевшись локтём левого обрубка в морду колдуна Гарка попытался сдвинуть тело брата, ведь оно, как показалось убийце Клана Эшин, привалило его самого.

В это же мгновение пришло трезвое понимание произошедшего.
Осматривая себя он с нарастающей скоростью впадал в приступ безумия от увиденного, потому что по каким-то невообразимым обстоятельствам тела Гарки и Магры срослись в одно огромное мускулистое тело с двумя головами и парой хвостов.

Голова колдуна внезапно открыла глаза и, разинув пасть, устремилась к морде Гарки с намерением прокусить череп брата. Молниеносно парировав, убийца подставил обрубок под клацающие челюсти. Возможно так он и потерял лапу… Но когда успел?!

— Убьёшь меня - здохнешь сам! — взревел Гарка.

Очнувшись от мимолётного приступа бешенства, Магра потупил взор. Потом скользнув взглядом туда, где должно было быть его тело, вскинул морду и взвыл, словно демон во время смерти.

Замешательство колдуна дало убийце мимолётный шанс избавиться от своего проклятого родственника. Обнажив клыки, голова Гарки метнулась к горлу колдуна. Однако укус пришелся в разорванную культю с белой шерстью. Хоть этой лапой управляла половина брата, боль была общей. Громко завизжав от боли, Гарка разжал челюсть.

Глубоко растерянные взгляды братьев застыли. Они были направлены на отражение в зеленой жиже, разлитой повсюду. На них взирало изуродованное создание на одну половину обросшее белой шерстью, а на другую половину — чёрной.

Дрожащим голосом Магра произнес:
— Мои способности заблокированы! Теперь нам точно придется вернуться в Люстрию…


***
— Кто-то вмешался в процесс! Да-да, я это почувствовал! Но было поздно-поздно! Руны — их подменили! Но кто? Не выходит! Этот мерзкий кусок… Эшинское отребье… Не дает мне дотянуться до ветров магии и всё блокирует, сидя со мной в одном теле! Убрать его! Высосать его паразитирующий дух из МОЕГО МОГУЧЕГО ТЕЛА!!! И я знаю куда надо направиться! Там я найду ответ…

Размышления Магры прервал наёмный колдун Ртаткр, начав подобострастно произносить отчёт. Железы страха колдуна Ртаткры сжались до боли, когда его взгляд столкнулся со взглядом одного из братьев. Скрючившись у подножья трона, изнывая от страха и ненависти, Ртаткр залепетал:
— Отряд вооружён и оснащён, так как вы и приказывали, о наиумнейшие из существующих. Командует десятник с блестящей репутацией убийцы, Нгатыг. Все готовы и ждут ваших приказов, о наипросвещённые из мудрейших.

Восседающее на троне, закреплённом на носилках, существо напоминало двухголового крысоогра. Одна из голова, правая, была увенчана большими рогами и принадлежала колдуну Магре. Другая, черная, принадлежала адепту-убийце Гарке. При виде подобного создания все скавены скрючивались в ужасе либо бежали. Это обстоятельство и помогло братьям основаться в заброшенных туннелях с бандой лучших наёмников, которые были доступны.

К счастью, не потеряв рассудок окончательно, после взрыва искажающей машины, Магра мог ещё планировать и трезво мыслить. Вот только у Гарки изменения приняли иную форму: если бы не магия подчинения разума, которую Магра мог применять только на своём брате, кровожадный психопат захватил бы власть над телом. Постоянно, не теряя бдительности, Магра теперь должен был держать сознание убийцы под контролем.

Старательно придав своему голосу максимальное устрашение, Магра прогрохотал:
— Пора! Я поведу вассс на прогулку сссреди идолов ссмееглассыхАХАГХАГХААХ!

***
— Мой предводитель, я ни в коем случае не подвергаю сомнению ВВаш искромётный-неповторимый план и очень счастлив, что мне повезло как никому другому служить ВВвам. И хотел бы предостеречь Ввас, о боголикий, что снова идти на эту вонючую-гадкую огненную гору не безопасно, с точки зрения ВВвашей безопасности, о непревзойдённейший из непобедимых! — Адепт-Убийца Нгатыг замер, склонившись у лап братьев, а его сердце готово было пробить в рёбрах дыру.

— Ты туп! Ты несмыслишь-непонимаешь в моих планах абсолютно ничего! Ты должен исполнять мою волю и может тогда я не сожру тебя сегодня! Или может ты испугался тех мерзких-пакостных эльфцев? — пронизывающие до костей голоса, звучали в унисон, чем могли напугать даже самого стойкого скавена.

Нгатыг абсолютно не понимал, что твориться в головах у Магры и Гарки и уже сильно жалел, что пошёл в Люстрию, поддавшись жадности. Места укусов гигантских ос сильно болели и напоминали о позорной ошибке во время боя. Однако Магра отнёсся к этому проступку довольно снисходительно — всего лишь три удара Распарывателем и боль от укусов уже не казалась такой уж невыносимой.

— Никто не может сравниться с вами о наиустрашающий из ужаснейших. А эти тощие Слаанешитские подмётки не смогут испугать и трусливую крысу. Но жерло извергнет лаву снова и придётся опять спешно-быстро отступать в тоннели…

— Заткнись-замолкни! Трусливая сопля! В этот раз мы будем быстрее-шустрее! Мне нужны остальные идолы! Все, до последнего!


***
Уже на подходе к жерлу вулкана скавены банды "Яростный шёпот" заметили, что они не одни.
Вампир со своей свитой тоже позарился на тайны, запертые в идолах местных богов.

— Вон те! — проревел Магра и Гарка в один голос, указывая на идолы у самого жерла.

Все немедленно понеслись в указанном направлении, сохраняя полнейшее молчание.

— Ртаткр! У них там два чародея, займись ими! — приказал Магра своему наёмному колдуну. В этот же миг зелёные молнии окутали эшинского заклинателя, превратив его в демоноподобного зверя. Перехватив свой цеп покрепче Ртаткр бросился на некроманта, находу раскручивая над головой огромный цеп.

Не выдержав такого натиска, некромант был размазан широкими и быстрыми ударами по каменистой поверхности.

Второй колдун, со стороны мёртвых, выпустил какую-то магию в Адепта-Убийцу Нгатыга. Однако непонятное свечение, вырвавшееся из ближайшего идола, отразило магическую атаку. После исчезновения свечения Нгатыг закатил глаза и упал, не приходя в сознание уже до конца сражения.

Вампир, непонятно как материализовавшийся за спиной Ртаткра, принёс ему мучительную месть, переломав хребет пополам. Но Магра и Гарка уже заносили мощнейшую лапу для сокрушительного удара по врагу, застигнув того врасплох. В итоге Вампир будет теперь всегда думать дважды или трижды прежде чем вступать в конфронтации с братьями. Старая рана и долгое восстановление растерзанного тела вампира, будет напоминать ему об этой встрече.

Рядовые скавенов выпустили град снарядов по противникам, чем окончательно сломили боевой дух мертвецов. Трупы бежали, ковыляя и крехтя, утащив при этом тело мёртвого Ртаткра.

Теперь скавены могли спокойно осмотреть тот последний идол. Ведь именно из этого идола появилось свечение, защитившее Нгатыга. Однако боги змеекожих, решили по-другому. Оглушительный взрыв провозгласил начало нового извержения.
Ужасающий яростный вопль негодования заставил сжаться в страхе всех кто был у подножья вулкана:
— Опять! Агхрхраагх! Я ещё вернусссь!


***
Житч-Китч пытался выровнять дыхание перед тем, как он предстанет перед БРАТЬЯМИ. То, что сейчас ему придётся поведать, может сильно расстроить колдуна и убийцу. Но был и большой шанс на то, что история им понравится и они даже похвалят его. Перед входом в пещеру БРАТЬЕВ ночной бегун сгорбился до самого пола и изобразил дрожь во всём теле:
— Мой господин! О всемогущий из сильнейших! Нгатыг очнулся! — заверещал Житч-Китч припадая к лапам гигантского двухголового скавена.

— И? Чего приперся? Дай ему плетей и брось в яму! Бесполезный-никчемный кусок мяса, он вообще убийца или грязь-мразь?! — с трясущейся бороды колдуна капала слюна, бесконечно выплёскиваемая из его пасти когда он бесился.

— Он очень странный-чудной очнулся. Блеет что-то про пирамиду и змееглазых. — продолжил докладывать ночной бегун.

— Веди сюда его! Пусть говорит-рассказывает что он там видел!

Слабо стоящего на ногах адепта убийцу Нгатыга приволокли к братьям и бросили к подножью трона. Втянув воздух ноздрями, Магра сморщился:

— От него несет ящерицами! Эй, очнись, тупой-безмозглый комок змеиного дерьма, - взревел Магра и Гарка в унисон.

Спрыгнув с трона, он схватил горло одурманенного скавена металлической клешней. Глаза Нгатыга заволокло белой пеленой, и Магра не мог разглядеть его зрачков.

— Смотри на меня! — заорал разъяренный двухголовый монстр, пристальнее всматриваясь в глаза адепту-убийце.

В это же мгновение из глаз адепта вырвалось свечение, похожее на то, которое защитило его у идола, и ослепляющий сгусток энергии устремился в рогатую голову Магры. Коротко взвизгнув, колдун закатил глаза и отключился. Магия, которая сдерживала Гарку, распалась. И первое, что сделал сумасшедший убийца – отгрыз голову эшинского колдуна от своего тела.

Осознав, что это конец, все скавены, которые находились рядом, убежали в пещеры, те, кто не успел, были съедены беснующимся крысоогром.
Бесславный конец настиг банду скавенов Яростный Шепот. Страшные байки будут всем скавенам уроком о том, что может случиться с ними, если сунутся в Люстрию.
Винсент
Конечно же, никто не поверил, что скавены могут одержать такую героическую победу, да еще над живыми мертвецами. Слушатели расходились, махая лапами и говоря "Да врешшш, крыссссенышш". На пол звякнула одна монетка.. .вторая.. третья...

3 монетки - вот сегодняшний улов отряда. Увы.

Напомню, что в прошлый раз рассказ был более убедительным: результат 4 (Щедрые слушатели набросали 17 монет) и результат 3 (Уважаемый покупатель - теперь скидка в 5% (с округлением вверх) на любые редкие товары!)
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2022 Invision Power Services, Inc.