Советский Союз рухнул. Лишившись "большого друга", режим горной Крокозии зашатался, а без "интернациональной" помощи народные массы восстали и повалили валом в многочисленные партизанские отряды. Эти отряды весенним апрельским днем захватили власть в стране и вошли в столицу. Торжествовала анархия. Провинциям было предложено самоопределяться. Эритрея с радостью воспользовалась этим предложением и объявила о независимости. Крокозианская армия была разогнана, оружие брошено под открытым небом. Новая власть надеялась, что в награду за свержение промосковского режима Пендостан станет им помогать. Однако ожидание помощи от Пендостана длилось несколько лет,— пендостанцы не торопились занять опустевшее место Союза.

Крушение "пендостанской мечты" отрезвило пришедших во власть полевых командиров. Премьер-министр Крокозии принялся искать пути выхода из безысходной ситуации кризиса. Он рассчитал экономические возможности страны и понял, что единственной ее карточкой в жизнь является экспорт кофе. Крокозианский кофе — это настоящий кофе, а не какой-нибудь там бразильский, которым завалены прилавки западных стран. Крокозианский кофе очень ценится в Европе и в разных странах, где в кофе знают толк. Чтобы вывозить много кофе в Европу — необходимы порты. Вот тут-то и всплыли ошибки недавнего прошлого. Все выходы к морю оказались под контролем независимой Эритреи, которая потребовала от бывших соотечественников громадных денег за транзит через ее порты. Идея выхода к морям стара как мир, так же стары и методы. Эритрее была объявлена война. И она началась...
подробности ТУТ