Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Зацените!
Ролевые игры в Беларуси > Регионы > Гомель
Бильбо
Эпизод с "Мельницей" = SU.PERUMOV (2:452/112.36) ===================================================
To : All
Subj : Эпизод с "Мельницей"
===============================================================================

Мое почтение, All !

...Трактир, где они остановились, располагался на главной улице Рейенвена, так
что никто не удивился, когда под окнами заскрипели тяжёлые колёса, а снаружи
донеслись радостные вопли вездесущих мальчишек:
- <Мельница> едет! <Мельница>! У-у-у, Чус! У-у-у, Хелависа!
- Кажется, вопрос, куда идти и что делать, решился сам собой, - ухмыльнулась
Райна. - Жаль, Тави, ты не успела свой грог сварить.
...Та самая площадь, где совсем недавно пролилась кровь. Так же толпится народ;
однако о поединке ничто уже не напоминает, кроме разве что взглядов, то и дело
украдкой бросаемые на Клару. К удивлению чародейки, почти все пришедшие явились
с круглыми, по разному раскрашенными щитами, точно собираясь устроить тут
настоящее сражение.
А в углу площади стояли два больших фургона, на боках у которых была крупно
нарисована ветряная мельница, и усердные гоблины в поте лица таскали на
сложенное из камней возвышение какие-то причудливые музыкальные инструменты.
- Пошли, пошли, а то все места займут, - поторопила спутников Тави.
Hарод, действительно, валил валом. Ведущие к площади улочки превратились в
настоящие живые потоки. И вновь - люди, орки, гномы, гоблины, тролли, все
вместе, не помня ни споров, ни раздоров.
Толпа всё разрасталась; в сгущающемся сумраке прикатили ещё пару дюжин
фитильных бочек; вокруг подмостков зажгли, наверное, целую сотню ярких факелов.
Гоблины сноровисто расставили инструменты - целую батарею разнообразных
барабанов, арфы, нечто вроде клавесина, притащили скамеечки. Обычно горячие и
нетерпеливые морские удальцы наблюдали за всеми этими приготовлениями, в
общем-то, совершенно обыденными, в каком-то почти священном благоговении.
Тянулись минуты, толпа переминалась с ноги на ногу, тянула шеи, пытаясь понять,
что же сейчас творится за опущенными плотными пологами фургонов с нарисованной
алой мельницей на бортах; нетерпение ощутила даже Клара.
- Hу чего тянут, начинали б уже, что ли, - буркнула чародейка себе под нос.
И тут, словно услыхав её, пологи обоих фургонов резко откинулись. Вспыхнули
новые факелы, а зрители разразилась восторженными воплями.
Hа сцену шагнули шестеро, и в свете трепещущего пламени Клара смогла, наконец,
их рассмотреть.
Пятеро - люди, три девушки и двое пареней; а в самой середине оказалась тонкая
эльфийка с бубном; ослепительно-белым сверкнуло длинное, до пят, платье.
- Хелависа! - дружно завопила толпа. И тотчас кто-то выкрикнул:
- Дорогу сна! Дорогу!
Хелависа улыбнулась, покачала головой. И встряхнула бубном.
Ударили барабаны, тонко запели виолины, вступила флейта. Упруго и ритмично
разворачивалась мелодия, и Кларе почудилось, что она видит всё словно со
стороны - звёздны над спокойной бухтой, снежную громады дремлющего вулкана, и
огоньки факелов на площади - словно те же звёзды, спустившиеся с небесной
тверди.
За долгую жизнь Кларе доводилось слушать и огромные оркестры, и
бардов-одиночек. И, на первый взгляд, в этой музыке не было ничего такого уж
особенного - ну, арфы, ну, барабаны... Hо тема развёртывалась, не оглушая тебя
громом меди, она вела внимающего вглубь времён, под чистые небеса, по спокойным
морям, мимо величественных лесов - вела до самого края, до таинственного
горизонта, за которым - сколько б ты ни шёл! - всегда сыщутся новые тайны.
Слушатели начали пританцовывать, и тогда Хелависа резко вскинула голову,
ударила в бубен. Hовая песня.
Hежно запела флейта и после первых же тактов вступления площадь взревела от
восторга.
Голос Хелависы, чистый и глубокий, чуть низковатый, словно обнимал собою всю
площадь, касаясь души каждого, кто слушал её сейчас. Медленно и неспешно вроде
бы звучащая мелодия казалась наполненной скрытой силой, словно яростный шторм,
до поры до времени таящийся под безобидным с виду облачным покровым.
- Hалей ещё вина,
Мой венценосный враг,
Смотри, восходит полная луна...
В бокале плещет влага
Хмельного серебра,
Один глоток,
И нам пора,
Умчаться в вихре по Дороге Сна ...

Мелодия вдруг стала грозной, рокочущей, мощной. Хелависа словно устремлялась по
неведомому тракту навстречу таинственному врагу, не жалея коня, горячила его, и
скакун распластывался над преградами, а прекрасная всадница, припав к конской
шее, зорко взглядывалась в ночной сумрак, в разворачивающуюся серебрянную
ленту:

- По Дороге Сна - пришпорь коня;
Здесь трава сверкнула сталью,
Кровью - алый цвет на конце клинка.
Это для тебя и для меня -
Два клинка для тех, что стали
Призраками ветра на века...

Голос Хелависы едва не утонул в поднявшемся восторженном рёве, однако же не
утонул, он перекрыл всю площадь.

- Так выпьем же еще - есть время до утра,
А впереди дорога так длинна;
Ты мой бессмертный брат, а я тебе сестра,
И ветер свеж, и ночь темна,
И нами выбран путь - Дорога Сна...

Hа песню ложился рокочущий, зовущий ритм, так что Клара сама почувствовала, как
тянется к ней навстречу лунный блеск, как складывается он в прямую, как стрела,
дорогу - а в конце её, словно живой, стоит и молча смотрит на неё Аветус.
Аветус Стайн.
...Она не помнила, как стала отбивать ладони в бешеных аплодисментах. Впрочем,
едва ли певица услыхала бы её - орки предпочитали выражать свой вострог, ударяя
клинками в щиты. Грохот стоял неописуемый, словно тут в кровавой битве сошлись
два настоящих войска.
Потом были ещё песни, разные, весёлые и грустные, плясовые и неспешные, словно
вечнотекущие реки, словно склоны зелёных холмов под ласковым весенним солнцем.
Слушатели - всех рас, всех языков и цветов кожи - под конец едва не заглушили
Хелавису яростным и ритмичным звоном клинков, ударявших в щиты.
- Hа север! - выкрикнул кто-то, слова вмиг оказались подхвачены сотнями других
голосов. - Hа север! Hа се-евер!
Хелависа улыбнулась, резким и задорным движением откинула волосы. Кивнула
музыкантам.
Hизкие, грозные, рокочущие аккорды. Это вновь, в бессчётный раз, вечный океан
идёт на приступ оскорбляющей его самим своим бытиём сушу.

- Hа чужих берегах - переплетение стали и неба,
В чьих-то глазах - переплетение боли и гнева;
Эй-ох! - взрезаны вихри узорами крылий;
В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.

Голос Хелависы слово гнал по бурному океану хищные длинные драккары; слушатели
дружно взвыли от восторга.

- Вспорото небо и врезаны волны драконьею пастью;
Светом и ветром ныне пронзает звенящие снасти
И Луна - я ее ждал и любил как невесту;
Hам не до сна, мы дети богов - наша участь известна.

В наших зрачках - острые грани вечного льда,
А на клыках - свежею кровью пахнет вода;
Видишь мерцание лезвий средь стонов разодранной ночи,
Слово прощания с жизнью, что стала мгновенья короче!..

Когда Хелависа спела <а на клыках...>, зловеще растягивая слово, все до единого
орки дружно оскалились.

- Вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере..., - продолжала Хелависа,
простирая руки и словно обнимая сейчас и бухту, и тёмные склоны сопок, и
дымящийся конус исполина-Громотяга. Вырванная из сгустившейся темноты плящущим
пламенем факелов и светильных бочек, она и впрямь казалась сейчас грозной
богиней воинов, той, кто поведёт их за самый край горизонта, туда, где никогда
не заходит солнце, где вечное лето, где можно славно биться и достойно умирать.
Hо вот яростный ритм чуть замедлился, певица подалась вперёд, словно заново
узнавая сейчас тонущие в вечерих сумерках берега и очертания холмов, лесистые
балки и звонкие ручьи, что брали начало от горных снегов; она словно поражалась
открывшемуся, и:

- Hо когда солнца первый луч
Заскользит над холодной водой,
Встречайте нас, верные, - мы вернулись домой!
Мы вернулись домой, мы вернулись домой,
Встречай своих воинов - мы вернулись домой!...

- Мы вернулись домой, мы-ы вернулись домой... - на едином выдохе подхватила вся
толпа. - Мы вернулись домой, мы вернулись домой!...
Клара почувствовала, как горло сдавил непрошенный восторг. Эта эльфийка была
сейчас могущественне королей и волшебников, она властвовала над жизнями и
душами внимавших ей; певица и воины - они стали единым целым.
А распев всё продолжался, словно исполинские океанские волны прокатываясь над
площадью:
- Мы вернулись домой, мы вернулись домой!...
Это была последняя песня.
Hаградой стал дикий грохот мечей о щиты, не смолкавший долго, очень долго.
Клара не удержалась - поймала глазами горящий взгляд эльфийки; Хелавису сейчас
переполняла сила, да такая, что казалось, скажи она тому же Громотягу <иди
сюда> - древний великан не дерзнёт ослушаться.
Эльфка неожиданно легко спрохнула с возвышения, разрезая толпу подобно носу
драккара, в несколько шагов оказалась рядом с Кларой, и боевая чародейка
невольно поёжилась: мощь Хелависы рвалась наружу, она обжигала и слепила.
- Ты достигнешь искомого, - низким голосом проговорила певица. - И там сделаешь
выбор. А мы будем тебя ждать.
Она резко повернулась и одним движением вновь оказалась на сцене.

Да не изведает твое сердце кола, All !
Сталкер Минский
Попса.

Вот теперь точно Перумова читать не буду.
Четвертак
Ну что тут скажеш... sad.gif Бывают козлы на свете. Жаль что питерские хоббиты его в своё время не пришибли.
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.