Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Гуниб
Ролевые игры в Беларуси > Полевые игры > Ролевые игры > Нереализованные проекты
Razor
Кавказская война. 1859 год. Последняя цитадель. Усеченный конус Гуниб окружен тройным кольцом русских войск. Шамиль сдается в почетный плен. Не смирившись с этим, его наиб Байсунгур Беноевский, во главе сотни мюридов прорывает тройное кольцо и переносит мятежный дух свободы на землю Чечни.
10 апреля в помещении ДСЕ планируется павильонная игра “Гуниб”. Эта игра вплотную приближается к театральной постановке, но ориентирована на внутреннее переживание драматической ситуации.
Роли
Шамиль - занято
наиб Байсунгур - занято
мазун (заместитель наиба) Салтамурад - занято
Хаджияв
Гази-Магомед (сын Шамиля) - занято
Полковник Лазарев (русский парламентер) - занято
Даниял-бек (мунафик)
Хунзахский наиб Дибир - занято
Чиркеевский наиб Юнус
Кунта Хаджи (шейх) - занято
Джамаллудин (шейх)
сыновья Байсунгура
жены и дочери наибов, мюриды(ученики) , муртазеки(гвардейцы Шамиля)
(позже я напишу об этих ролях подробнее)
Ссылки:
О Шамиле
http://lib.prometey.org/read.php?id=1008
О Байсунгуре и беноевцах
http://chechenbooks.narod.ru/soltamur.htm
Взгляд с российской стороны
http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=125&n=7
песня “Гуниб” Имама Алимсултанова
http://audio.kavkazcenter.com/index.php?cat=5
песня “Гуниб” Тимура Мицураева
http://audio.kavkazcenter.com/index.php?pa...me&u_order=desc
Razor
Роли подробнее:
Шамиль – в игре образ усталого хорезматического лидера. Фаталист.
Байсунгур. Молчалив, угрюм, беспощаден к врагам ислама. Сам Шамиль называл его “человек-камень”. До безумия предан идее газавата. Бесстрашен. Горд. Не очень умен. Обладает обостренным чувством справедливости. Не переносит лжи и фальши. Говорит Правду в глаза. Редко выходит из себя, но если это случается, в ярости доходит до умопомрачения. Внешне – весь в шрамах без ноги глаза и левой руки. Несмотря на это заменяет собой 10 джигитов. В бой скачет привязанным ремнями к седлу.
Салтамурад – друг и заместитель Байсунгура, тоже беноевец. Фанатик Джихада. Полный отморозок. Когда умирал увидел перед собой отца, который сказал “Чего разлегся, вставай и прими газват!” При этом он вскочил с постели и схватил со стены саблю.
Даниял-бек (Даниель-бек)
правитель Элису - граничивший с Грузией небольшой
дагестанский султанат за отрогами Кавказского хребта. Честолюбив. Добивался от правительства княжеского титула, который не перешел к нему по наследству, а также когда-то обещанных его отцу орденов и поместья в России. В результате Элису был захвачен русскими войсками и превращен в обычный уезд. Даниял-бек в 1844году перешел к Шамилю и тот сделал его мудиром - начальником четырех наибств, а затем женил своего сына Гази-Магомеда на дочери бывшего султана - Каримат.
В 1858 году Даниял-бек Элисуйский предал Шамиля. Он без боя сдал стратегически важное укрепление Ириб с хранившимся там арсеналом. За это Даниял-беку вернули генеральское звание, пенсию и право управлять его бывшим владением.
В игре Даниял-бек представляет русскую сторону в переговорах
Каримат. Дочь Даниял-бека, жена сына Шамиля Гази-Магомеда. Внешне очень красива, ее называют "розой кавказа", воспитывпалась в аристократическом семействе, училась в Тифлисе, знает европейские языки и высший свет при дворе наместника. Каримат отличается независимым характером и ее отношения с мужем долго не складывались. Любит роскошно одеваться и носить изысканные украшения
Загидат, дочь шейха Джамалуддина, старшая жена Шамиля заведовала
всеми делами дома.
Шуайнат была царицей сердца имама и этим
довольствовалась. Шуайнат горячо защищала
мусульманские обычаи
Иван Лазарев. Происходил из карабахских беков и хорошо знал Кавказ. Искусен в дипломатии
Участвует в переговорах с русской стороны.
Хаджияв. Казначей Шамиля. Добр по натуре, иногда служит объектом беззлобных насмешек, особенно среди женщин. Любит порядок, любит считать. Известен случай когда, он пытался досчитать до миллиона, на это время отказавшись от еды. В конце концов исхудал и сообщил, что миллион – это арба серебра. Фанатично предан Шамилю. Во время переговоров был отправлен к Шамилю с русской стороны, но остался с осажденными желая защищать своего имама.
Абдурахман-Дибир. Аварец, сын Инквачилава. Превосходный ученый, храбрый и отважный наиб. Это был, кстати, один из самых хитроумных управляющих в государстве имама, прекрасный специалист военного дела. Предан Шамилю.
Юнус. Худощавый старичок, с резкими чертами лица, живыми бегающими глазами. Самый преданный последователь Шамиля. Традиционно выступал его посланником.
Гази-Магомед. Сын Шамиля. Человек твердой веры и неустрашимой
отваги. Вспыльчив. Безумно любит свою жену Каримат.
Кишиев Кунта-Хаджи. Богослов. Белобородый старец. Основатель Кунтахаджиевского вирда (существующего и активного до сих пор) . Он же основатель зикризма. Пропагандировал идеи непротивления злу, смирения, внутреннего самосовершенствования. Главное требование заключалось в совершении коллективного зикра (поминание Аллаха), что и являлось основным ритуалом обрядовой практики этого учения. Кунта-Хаджи в своих наставлениях призывал к прекращению кровопролития, как "Богу не угодного дела". Война и политика являются изначально чуждыми элементами суфизма вообще. Он призывал мюридов газавата перевести джихад внутрь себя - бороться с пороками собственной души. Странные, на первый взгляд, его антивоенные призывы не могли сразу прижиться среди горцев, всегда отстаивающих свободу от посягательства внешнего врага. На данном этапе эти призывы были продиктованы беспокойством из-за катастрофически сокращающегося населения. Некоторая часть горцев, уставшая от многолетнего изнурительного противостояния, убедившаяся в бессмысленности дальнейшего продолжения войны, прислушалась к призывам устаза. Однако многие мюриды, даже будучи зикристами, не хотели мириться с порядками, установленными царской властью. Сам Кунта-Хаджи тоже ставил предел смирению: "Если ваших женщин будут использовать и насиловать, заставлять забыть язык, культуру, обычаи, подымайтесь и бейтесь до смерти, до последнего оставшегося".
Согласно устным преданиям, имам, доведенный до крайности жалобами на устаза о необоснованности его учения, вызвал Кунта-Хаджи на спор. По рассказам очевидцев, более 33 улемов были готовы доказать неправедность лидера зикристов. Имам с присущей ему жестокостью поставил условия: если проиграют улемы, отрубить им головы, в случае если Кунта-Хаджи не докажет свою праведность - подавить его движение. Обладавший даром видения и уверенный в своей правоте, лидер зикристов отверг условие имама, дабы не быть затем обвиненным в причине казни непросвещенных мулл. Предания утверждают, что Кунта-Хаджи выиграл спор, убедительно доказав свою правоту. Примечателен тот факт, что в исполненном тут же зикре принял участие и Шамиль. Свое участие он объяснил тем, что, наблюдая за зикром, он предался мистическим размышлениям, и его воображению предстала картина, будто вся земля охвачена огнем и только клочок, на котором совершался зикр, оставался зеленым. После этого и последующей беседы о зикре с Кунта-Хаджи Шамиль не стал пресекать деятельности зикристов. Вскоре, после падения Шамиля, Кунта-Хаджи был арестован и сослан в ссылку.
Интересно, что в настоящее время Кунта-Хаджи один из мусульманских святых. Чеченцы рассказывают о явлении к ним Кунта-Хаджи в минуты чудесного спасения от неминуемой смерти. В частности эту легенду можно услышать в песне Тимура Мицураева
“Сержень-Юрт”
Джамалуддин Казикумухский. Потомок Пророка. Обладал ораторским искусством, знал множество наук и языков, в том числе и русский, что было в горах большой редкостью. Когда он читал Коран, который знал наизусть, горцев очаровывал его чудесный голос, а чтецы перенимали особый стиль наставника. Ученики со всего Кавказа приходили к нему за знаниями, но получали от Джамалуддина больше, чем могла дать наука. Они сами становились источниками знаний и благочестия.
В игре позиционируется как личный священник Шамиля.
Veda
В качестве возможного источника могу предложить рассказ Валентина Пикуля "В гостях у имама Шамиля"
Raksha
Резор, а Роксолана вообще в курсе, что ты собираешься эту игру проводить?
Насколько я знаю, она, мягко говоря, не приветствует игры на все эти кавказско-чеченские темы.
Razor
В курсе. А тема вполне безобидная. Никакой современности. Прошлое столетие, история, этнография, религиеведение.
Razor
В воскресенье 3-го апреля в 18:00 будет собрание в ДСЕ
Razor
Как кто выглядел. Костюмы и лица.
Имам Шамиль
http://webmestre.roubaud.free.fr/autres_si...imam_shamyl.htm

Кишиев Кунта-Хаджи
http://www.chechnyafree.ru/index.php?lng=r...ocietyrus&row=0

Классический костюм
http://gums.kazan.ws/cgi-bin/guide.pl?id_r...&action=article

Сражение между русскими войсками и черкесами при Ахатле 8 мая 1841 года
http://www.staratel.com/pictures/ruspaint/big/154-1.htm

Собственно пленение Шамиля
http://webmestre.roubaud.free.fr/autres_sites/shamil2.htm

обратите внимание на горца в правой части картины – сходство с Алхимиком просто удивительное
Razor
Собираемся в среду 6.04 в ДСЕ с 19:00 до 21:00
Razor
ОРЛЫ В ГУНИБЕ

Здесь белая береза, гостья с севера,
И серебристый тополь коренной
У валуна щербатого и серого
Сплелись навек корнями под землей.

Не разорвать объятье это, где уж там!..
Средь хаоса насупившихся гор
Изгиб скалы, подобный спящей девушке,
Невольно завораживает взор.

Здесь, где над голубыми перевалами
Летят, как птичьи стаи, облака,
Остались навсегда лежать под скалами
Солдаты Апшеронского полка.

И перед боем помолившись наскоро
И выдохнув, как клятву, «Бисмилля!..» —
Здесь полегли под ярым русским натиском
Последние мюриды Шамиля.

Хотя могил и тех и этих поровну,
Меж ними отчужденья полоса.
… А некогда одни и те же вороны
Клевали их застывшие глаза.

И можно до сих пор, как эхо слабое,
Расслышать в гулком говоре реки,
Как громыхают ружья православные,
Как бьются мусульманские клинки.

И разглядеть за тем стволом березовым
Сардара в позолоте эполет —
На сером валуне имама грозного
Он ждет через полутораста лет.

Но между ними, словно камень брошенный,
Крик Байсунгура: «Не сдавайся в пле-е-н», —
Звенит над вековой гунибской рощею,
Чтоб кануть навсегда в бессмертной мгле.

Фельдмаршал и имам — два лютых ворога,
Как кунаки, сошлись в конце войны…
Орлы над головами их, как вороны,
От зноя августовского пьяны.

Они круги сужают над могилами,
Где те и эти спят последним сном,
И в плавном их кружении магическом
Пророчество судьбы заключено.

Шамиль залюбовался завороженный
Полетом одинокого орла…
Почудилось в тот миг имаму, может быть,
Что это друг его Ахвердилав.

А вот еще один орел снижается,
Как зорок его желтый, хищный взгляд…
Стальное сердце дрогнуло от жалости:
«Не ты ли это, мой Хаджи-Мурат?..

Прощайте же, наибы правоверные,
И ты навек, Авария, прощай!..
В плену урусов я еще усерднее
Молиться стану за свой бедный край.

Прощаю вас, противники суровые,
Которых в горы царский гнал приказ.
Перебирая четки бирюзовые,
Я на чужбине вспомню и про вас.

Умолкнут пусть и пушки, и орудия —
Война не может длиться без конца…
Перед Аллахом поднимаю руки я,
А не перед тобою, белый царь».

… На этом месте, где в годину грозную
Последний штурм взорвался, как снаряд,
Южанин-тополь с северной березою,
Обнявшись, над могилами стоят.

Им все равно: жара ли, дождь ли, ветер ли —
Они корнями цепкими сплелись,
И никому за полтора столетия
Не удалось их вырвать из земли.

Под солнцем плиты выцвели надгробные,
Аварские и русские… Вдали
От необъятной первой своей родины
Они навек вторую обрели.

А кто их оскверняет в ослеплении,
Народец мелкий, только и всего,
И, разве что, достоин сожаления
За мстительное варварство его.

Пусть разозлятся жалкие подонки
На эти откровенные стихи.
Погибшим Бог судья — а не потомки! —
Он, милосердный, всем простит грехи.

Расул Гамзатов
Razor
Собираемся в воскресенье в 15:00. Начинаем в 16:00
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.