Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: До и после фильма в реальной жизни...
Ролевые игры в Беларуси > Общетематические форумы > Искусство > Кино
Leinor
Для пояснения, о чем я:

В середине семидесятых многих потряс замечательный фильм Милоша Формана «Полет над гнездом кукушки», снятый по одноименному роману Кена Кизи. Молодой Джек Николсон, удостоенный Оскара за главную роль, сыграл в фильме простого парня, который, будучи не в ладах с законом, предпочитает «свалять дурака» и отсидеться в «психушке». История заканчивается трагически: поведение героя — в сущности, совершенно нормальное и естественное — психиатры находят неадекватным и угрожающим и подвергают героя лоботомии, которая и в самом деле разрушает его личность.

Многими этот сюжет был воспринят как метафора противостояния здоровой личности и ненормального, репрессивного общества. Но даже если воспринять сюжет буквально, то и это невольно заставляет задаться непростыми вопросами. Где проходит грань между нормой и патологией? На каком основании эксперты ставят психиатрический диагноз и всегда ли этот диагноз бесспорен? Что считать критерием излечения от душевного недуга, то есть когда пациент психиатрической клиники вправе выйти на волю? Застрахован ли здоровый человек от психиатрического произвола?

Ответы на эти вопросы (увы, неутешительные) незадолго до выхода фильма предложил профессор Стэнфордского университета Дэвид Розенхэн. Под впечатлением культового романа Кена Кизи он решился на отчаянный эксперимент, результаты которого опубликовал 19 января 1973 года в журнале Science.

Розенхэн и еще семь человек образовали группу, в которую входили три психолога, педиатр, психиатр, художник и домохозяйка. Эта группа появлялась поочередно в 12 психиатрических клиниках пяти штатов США. Все члены группы были нормальными людьми и никогда в жизни не обнаруживали никаких психических расстройств.

Каждый участник получал следующую инструкцию: обратившись в клинику, он должен был сообщить, что иногда слышит незнакомый голос, принадлежащий человеку одного с ним пола и произносящий какие-то малозначащие слова. Затем ему следовало, изменив только свое имя, без утайки рассказать все, что касается его реальной жизни со всеми ее радостями и горестями. По мнению Розенхэна, в этих рассказах не могло быть ничего похожего на патологию.

Как бы то ни было, участников группы приняли в одиннадцать клиник (из двенадцати!) с диагнозом «шизофрения».

Быть может, случившееся объясняется ошибкой медицинского персонала или тем, что они хотели проверить диагноз?

С момента поступления в клинику и на протяжении всего пребывания в ней псевдопациенты вели себя совершенно нормально и не упоминали больше о «голосах» в надежде быстро выписаться. Однако, такого внезапного улучшения их состояния не заметил ни один из медицинских работников. Только после многочисленных попыток участникам эксперимента удалось убедить персонал в том, что они находятся в здравом рассудке, и вернуться домой. Участники провели в клинике в среднем по три недели (один из исследователей, которого держали в клинике семь с половиной недель, вынужден был бежать из нее, так и не убедив «опекунов», что он здоров и телом и душой).

Когда Розенхэн ознакомил сотрудников психиатрических клиник с этими результатами, они возмутились, отказываясь верить, что подобное могло случиться.

Тогда Розенхэн предупредил медицинский персонал одной из клиник, ознакомленный с результатами его первого эксперимента, что в ближайшие три месяца им следует ожидать «псевдопациентов». Из 193 человек, принятых за это время в клинику, 41 вызвал подозрения по меньшей мере у одного сотрудника медучреждения, 23 были объявлены «псевдопациентами» по крайней мере одним психиатром и 19 вызвали подозрения одновременно у одного психиатра и у одного представителя младшего медицинского персонала. А между тем в клинику за это время не обратилось ни одного «псевдопациента»!

Таким образом, следовало признать очевидность того факта, что нет ни малейшей уверенности в том, кого следует считать нормальным, а кого ненормальным человеком. Тогда на чем же основана уверенность психиатров? По мнению Розенхэна, большей частью на предвзятости восприятия или на ошибочной интерпретации симптомов.

Во время пребывания в клиниках все псевдопациенты записывали свои наблюдения за происходившим вокруг, и это никого не обеспокоило и не побудило проверить цель этих наблюдений. Наоборот, их «писательское поведение» рассматривалось как характерный симптом шизофрении и лишь подтверждало поставленный ранее диагноз. Однако 30% настоящих пациентов клиники разгадали уловку: «Вы ведь не сумасшедший, правда?.. Вы, наверное, журналист или ученый?.. Держу пари, что вы наводите справки о больнице!»

Исследователи отметили также, что персонал клиники был труднодоступен для пациентов, шла ли речь о психиатре, психологе, медицинской сестре или служащем. Участники эксперимента подсчитали, что они в среднем контактировали с тем или иным представителем персонала 6—8 минут в день. Кроме того, эти контакты чаще всего были обесценены отношением персонала. Так, например, на ежедневный вопрос больного: «Доктор, не могли бы вы мне сказать, когда меня выпишут?» — психиатр тотчас же, не услышав даже вопроса, отвечал: «Здравствуйте, как вы сегодня себя чувствуете?»
Розенхэн отмечает, что побывав в такой атмосфере, нетрудно понять, как нормальные люди «могут казаться безумными просто в силу того обстоятельства, что они очутились в столь необычном месте...»

Что-нибудь подобное знаете?
Razor
ИМХО достаточно поверхностный популизм. Во-первых, 80% действительно больных сами не считают свое состояние патологическим и соответсвенно никуда не обращаются. Во-вторых, мне приходилось общаться с человеком во время шуба - это ужасно и не с чем не спутаешь. В-третьих, все поступающие пациенты в течение 3-х дней проходят обследоывние согласно классификатору МКБ-10, методики диагностики которого исключают такую грубую ошибку. Следует также добавить, что идеи антипсихиатрии, которые развились в конце 60-х начале 70-х годов не разделяет подавляющее большинство врачей, прежде всего потому, что они предполагают отказ от помощи больному.
Далее, если интересно больше узнать о шизофрении в относительно популярном виде, причем как раз с позиций гуманистической психиатрии, то рекомендую Кемпинский А. Психология шизофрении. Самое лучшее, что я читал по этому вопросу.
Leinor
Razor, я, скорее, не о шизофрении как таковой, а о том, что некоторые фильмы могли подтолкнуть к чему-либо, или же их создание базировалось на интересных реальных историях. Тот же фильм "Эксперимент", например.
AnneLisa
Я извиняюсь, всё это чоень интересно, много обо всём этом наслышана, но, прочитав несколько раз, я так и не поняла, в чем заключается вопрос smile.gif
Razor
Наверно Лайннаур хочет похожих примеров в таком духе...
Evgeny
На самом деле можно развести флэйм по поводу "нечёткости грани" между психом и нормальным. НО нужно чётка разделять бальных психически с потологиями(именно заболеваниями) и "больных" с иной психикой восприятия реальности. Под одну гребёнку их не стоит пихать.
Но для токого разговора у большинства нет достоверных знаний, лишь свои наблюдения или соображения(как у меня). Так стоит ли заводить такой безцельный диалог, где до истины никак не добраться. huh.gif
Leinor
Млин! Я именно о том, что были ли такие же примеры, когда фильмы подталкивали к каким-либо мероприятиям либо фильмы базировались на интересных вещах вроде Стэнфордского эксперимента?
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.