Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Театральный сезон Петровича
=ss=
post Среда, 4-oe Декабря 2013, 19:11
Сообщение #1


Неофит
Group Icon
Приключенец



… Маленький дубовый лист заложил крутой вираж, избегая встречи с висящим на ветке бурым и чуть подточенным червячком желудем, крутанулся, сделал мертвую петлю и приземлился на бархатистую ноздрю Петровича. Петрович расслабленно фыркнул и ловко сдул нарушителя. Зевнул и почесался. Аккуратно снял с глаз шляпки мухоморов, поморгал и сел с блаженной улыбкой. Каменный стол, на котором шаман принимал последние солнечные ванны уходящих осенних деньков, слегка нагрелся, и теперь шершавой поверхностью приятно ласкал ладони.
Достав из складок балахона полосатый платок, сделанный из куска штанов бесстрашного и мертвого имперца, Петрович протер морду, высморкался, оттопырив мизинец, и аккуратно откусил кусочек гриба. День был замечательный. Вечером Петрович шел на театральную постановку Карнавала Хаоса. Вернее, ехал. На центигоре.

Двумя неделями раньше…

Утро было отвратительным. Минотавр убийственно храпел всю ночь и пускал такие ветры, что у адских гончих к рассвету покраснели и заслезились глаза. Основная часть стада, заскорбев низом, всю ночь хрустела кустами. Кулинарный шедевр Петровича под названием «Бобовая похлебка с таинственными грибами и хлебными шариками» усваивался некоторыми неблагодарными не очень хорошо. Поэтому глаза полусонного Петровича слипались, ноги не слушались, в голове была редкостная каша, а в середине тщедушного организма – невероятной силы раздражение и дикая жалость к самому себе, грозящая разорвать Петровича на куски. Тем не менее, он нашел в себе силы выползти из шалаша, привлеченный невероятным шумом снаружи и странным, но смутно знакомым запахом. Пахло мокрой лошадью и двухнедельным перегаром. Гончие не рычали.

Из кустов, из-за деревьев и коряг вокруг поляны торчали изумленные морды бистманов.
В центре поляны, прислонившись лбом к Стадному Камню, стоял покачивающийся центигор.
- Ыыыыаааа... Хааалоооодненькыыыый… - он оторвался от камня и приложил голову к нему в новом месте. Судя по всему, он пребывал в состоянии глубочайшего похмелья. Само по себе возвращение центигора было, конечно, новостью интересной, но куда больший интерес вызывало сидящее у него на спине существо в ярком камзоле, жадно прижимавшее в себе лапками бочонок с элем и скалящее довольно острые зубы на окружающих. Особо выразительной частью образа существа была огромная шляпа с пижонским страусиным пером на голове. Лицо существа показалось Петровичу смутно знакомым…

***

- Брошу пить! Вот прям сегодня! Да! Клянусь, Петрович! – жадно пожирая остатки горячей похлебки Петровича, центигор рассказывал о своих похождениях - с воодушевлением, но бестолково сбиваясь с одного на другое и то и дело стуча себя кулаком в грудь. – Боги.. я думал, никогда уже вас не догоню… запах слабый совсем. Если б не собаки.. Кругом – жуть. Человеки мрут, как мухи… лежат прямо на дорогах, много... Синие какие-то, все в кровище.. Больные, наверное.. Может у них мор? Костры жгут везде. Из тел. Жареным так пахнет, аж живот сводит – а есть страшно, мало ли.. И только поэтому я пил всю дорогу. Для профилактики! Да!
Центигор широким языком вылизал миску, сыто рыгнул и взялся за мясо, откусив огромный кусок и запив его внушительным глотком пива.
- Демоны знают, что вокруг творится. Клоуны по лесу шныряют какие-то… Смотрю – а у них черепа вместо лиц… И бабы эти, с молотками, с волосами… видел их, дааа… Крысы с оружием и страшидлы краснорожие какие-то – на обоз напали…. Гыыы.. Человечишка, который с обозом был, сначала удирать начал с добром своим. А потом развернулся, да как вломил им!.. Умеют же драться, когда хотят, голокожие безрогие мозгляки… Еще мужики какие-то в зеленых колготках.. фу, гадость… Сразу думал – эльфы, оно понятно было б… Потом присмотрелся – не.. хуже.. бородатые почти все. И, послушай, Петрович! КЛОУНЫ! В лесу! А вместо лиц – черепа! Все, не буду больше пить!
Центигор грохнул по столу кулаком, от чего существо в камзоле подпрыгнуло и возмущенно заверещало, корча рожи. Петрович покосился на него и осторожно отодвинулся подальше.
- А ЭТО откуда?
- Это? – центигор сделал еще один большой глоток и не очень уверенно предположил: - Карликовый бистман? Просто рога еще не отросли. Маленький еще. Я его на дороге подобрал, когда телегу какую-то с комедиантами разворотил на выезде из города. Они как бежали от чего-то… А че, надо ж было чем-то кормиться. Только те комедианты обычные были – клоуны с лицами, как.. ну, как у клоунов, а не как у тех, что в лесу. Телегу ихнюю я разломал вроде – плохо помню. А этот внутри сидел. Наверное, в плену был.
Петрович тяжело вздохнул.
- Ты слабоумный пьяница, вандал и дикарь. Ты поднял руку на людей искусства… - шаман махнул рукой и побрел в свой шалаш.
Центигор допил пиво, принюхался в надежде найти что-нибудь еще, расстроено осмотрелся. После пива полегчало, но голова все еще раскалывалась.
Петрович у себя в шалаше достал палочку корицы и понюхал, зажмурив глаза от удовольствия.
«Маленький еще… рогов нет… рогов нет… Копыт тоже нет. Шляпа… и лицо….»
Петрович распахнул глаза и ошеломленно уставился в пространство. Затем вскочил и выбежал наружу.
- Рогов нет! Копыт нет! Это не бистман!!
Центигор удивленно оглянулся.
- Где ты видел бистманов в шляпах?! Это не бистман! – Петрович резво подбежал к столу, на котором существо в камзоле подозрительно пырилось на поднявшуюся вокруг суматоху и ковырялось в носу.
– Это… - Петрович выдержал паузу, и закончил на одном дыхании. – АЛЬТДОРФСКИЙ ПРОФЕССОР! Сколько раз я взывал к богам – и они услышали меня! Они вернули мне из небытия моего просвещенного друга, бездумно съеденного вами!
Стадо, так и не вылезшее из кустов, молчало и со значением переглядывалось. Подошел Чиф, тряпочкой начищая наплечник доспеха.
- А чего он тогда маленький такой? Тот был с тебя ростом, не меньше.
- Думаю, не вырос еще, – задумчиво повторил слова центигора Петрович, доставая из кармана плаща замусоленный сухарь и счищая с него налипший мусор. – И только попробуйте мне его сожрать!

Стадо пристально рассматривало существо. Существо рассеянно грызло сухарь, осторожно подсунутый Петровичем, и с опаской косилось на минотавра. Минотавр точил рога о старый дуб, срывая кору и волокна древесины. С дуба, кружась, падали листья…

Пару дней спустя…

- И мы тогда вот отсюда выпрыгиваем, а Киря вот отсюда, и, короче…
Петрович вполуха слушал предложения Чифа по повышению эффективности организации нападений на людишек, и в его голове уже начинал закручиваться небольшой смерчик, который обещал переродиться в ураган новых смелых креативных идей, иными словами – в очередные неприятности для стада… «Клоуны… а вместо лиц – черепа..» - как заклинание повторял про себя Петрович… «Боги услышали меня… Карнавал хаоса… Это ж можно только мечтать о таком… гении драматического искусства! Хоть бы одним глазком… Счастливые людишки… они увидели представление – и умерли от чумы. Я уверен, это того стоило…»
… Спустя полчаса Петрович сидел в своем шалаше, и, высунув кончик языка и почесывая рога, писал письмо…

***

Письмо Мастеру Карнавала.

Глубокоуважаемый мессир комедиант!


Позвольте засвидетельствовать Вам мое глубочайшее почтение и выразить крайнее восхищение Вашим актерским мастерством.
Являясь страстным поклонником Вашего творчества и тонким ценителем прекрасного, не могу не отметить столь удачное стечение обстоятельств, в результате которого мы с Вами оказались в одно и то же время в одной и той же местности. Слухи о Ваших бесподобных представлениях намного опережают Вашу труппу, и проникают в самые отдаленные уголки Империи – в том числе дошли они и до меня, Вашего покорного слуги и благодарного поклонника.
Учитывая столь внезапно выпавшую мне возможность, нижайше прошу у Вас позволения поприсутствовать на одном из Ваших ближайших представлений, дабы сполна насладиться проявлением Ваших уникальных талантов, незабываемой игрой Ваших актеров и всеобъемлющим ощущением великолепного действа, кое Вы называете Представлением.

С глубочайшим уважением,

скромный любитель перфомансов, тонкий ценитель и почитатель Вашего безграничного, фантастического и многогранного театрального таланта,
Petrovichi le Bistmanjaque


***

Петрович перечитал еще раз, мечтательно вздохнул, затолкал скрученный в трубочку листик в деревянный тубус, плотно закрыл его пробкой и направился к гончим, которые славились своим нюхом и умением находить следы жертвы даже спустя неделю…

Сообщение отредактировал =ss= - Среда, 4-oe Декабря 2013, 19:23
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 посетитель читает эту тему (1 гость и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:

 



-
uptime
Текстовая версия Сейчас: Вс 26 Янв 2020 10:47