Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Террор, Карнавал хаоса
muaddib_
post Понедельник, 2-oe Декабря 2013, 13:40
Сообщение #1


Адепт
Group Icon
Приключенец



Those who play with the Devil’s toys will be brought by degrees to wield his sword.

Ростер.
Прикрепленный файл  ____________.doc ( 116.5 килобайт ) Кол-во скачиваний: 671


Сообщение отредактировал muaddib_ - Среда, 26-oe Февраля 2014, 11:32
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
 
Reply to this topicStart new topic
Ответов(1 - 10)
muaddib_
post Понедельник, 2-oe Декабря 2013, 16:58
Сообщение #2


Адепт
Group Icon
Приключенец



Предыстория.

Тот, кто заигрывается игрушками Дьявола, не замечает знамени его за своей спиной.

Голодная чаща.

Кусок кованного изогнутого железа с шумом вошел в грязь. Земля, смешанная с дождевой водой разлетелась в стороны, оставляя новые пятна на и без того нечистых одеяниях мрачных сутулых фигур, которые легкой поступью двигались рядом с обветшавшим фургоном. Паласио Атард уже давно убрал иллюзию, которая скрывала истинный облик его приспешников. Теперь повозку тянула пара полусгнивших лошадей, незнающих ни страха, ни усталости. Уже как несколько часов животные тащили фургон среди плотного тумана и мелкой измороси. Вдали слышались тяжелые отзвуки грома, а иногда, туман вокруг озарялся золотистым светом.
Обычно, он выбирал людные и шумные дороги, такие как городской тракт. Атард чувствовал ситуацию и умел её использовать: в нужный момент, резко хлестнув поводьями, он уходил от охотников, аккуратно, - не спеша, где-то, криво улыбнувшись одиноко-бредущему стражу дорог, Паласио узнавал что-то новое, а где-то, сыпанув пригоршню конфет сбившейся в кучу мелюзге, ждущей когда же колесо обратно оденут на ось, воздавал почести своему повелителю. В этот раз они колесили совсем по иной дороге, среди причудливых буков и дубов Голодной чащи, не многие решились бы ступить под кроны вековых деревьев, предпочтя более длинный, но безопасный путь. Тэмплхов, был именно тем городом, куда стремился Хозяин Карнавала.
Он ненавидел людей… Нет, Паласио не испытывал ненависти к каждому из них в отдельности, но вместе, они напоминали ему грязь, которую он топтал ногами ежедневно, миля за милей, оставляя позади разбитые колеи дорог в предвкушении радостных взглядов горожан, и нового незабываемого представления.
- Поворачивай, велел сухой голос и кучер послушно натянул поводья, колеса свернули в сторону чащи, увозя повозку с заброшенной дороги. Андом – массивное, стройное существо с огромной колышущейся мускулатурой и сверхъестественной энергией двигалось впереди всех. Он играл роль силача в маскараде Карнавала, развлекая толпу проявлениями своей огромной силы, но сейчас она ему требовалась для другого. Длинными, жесткими, как железные канаты щупальцами, которые заменяли силачу руки, он раздирал сплетенные в сплошную зеленую изгородь лианы и кустарник. Упершись в заднюю стенку фургона, второе, неестественно-мощное существо, навалилось на него всей массой своего огромного тела… Колеса увязали в болотной жиже по самую ось, но несгибаемая воля и мощь, незнающая усталости, толкали повозку все дальше в лес, куда велел иссушенный голос их хозяина. Мгла становилась все более густой и вязкой, еще немного и она, обретя материальное тело, грозила заполонить легкие и оставить корчиться в предсмертных судорогах среди непроходимых топей. В один момент все прекратилось: лошади больше не хлюпали своими подковами, не было слышно хруста ломающихся веток и треска разрывающихся лиан. Андом остановившись, вглядывался вперед, но кромешная тьма мешала ему. Оглянувшись и сузив глаза, он не смог различить, где оканчивался фургон, который совсем недавно толкал Схария. Внезапно отовсюду заструился шепот, как миазмы проникающие в сознание и недающие возможности сконцентрироваться - это Батиста помогал Паласио плести «мерзость». Порченный хорошо знал свое дело, не зря в балагане Паласио он занимал одну из самых престижных ролей «дурака». Именно он, резвясь среди городской толпы, являлся разносчиком всех тех ужасов, которые ожидали благодарных зрителей.
Это была жесткая грубая магия, две похожие стихии сошлись в схватке. Противостояние нарастало и «пузырь» лопнул, заставляя ослепнуть уже привыкшие к темноте глаза. Паласио был готов к чему-то подобному. Приподнявшись и оперевшись на плечо возницы, его взору открылась поляна, поросшая лишайником и зеленым папоротником, а впереди, в скальной породе, зияла дыра пещеры. Вокруг его балагана стояло стадо Зверолюдов, рассеяно переступая с копыт на копыто, но он сразу обратил внимание на пристальный взгляд, который не отрываясь следил за ним. Это был шаман. Седина уже коснулась его бороды, он опирался на посох увешанный черепами, а рядом с ним стоял огромный, разъяренный минотавр. В отличие от своих сородичей, он лишь иногда похлопывал веками, на время скрывая налитые кровью глаза. Видимо шаман специально ослабил свои ритуалы и позволил магическому пузырю лопнуть, тем самым заставив окружающих оцепенеть на время от неожиданности. Резкое изменение обстановки не затронуло только его и Минотавра и, к сожалению, Хазяина карнавала, сумевшего справиться с ситуацией самостоятельно, но другого шаман и не ожидал.
Паласио чувствовал, что до атаки огромного животного оставались считанные секунды. Уверенным движением он взвел оба курка и направил глубокие глотки пистолетов в сторону врага. Минотавр сорвался с места и ринулся в сторону повозки, на ходу подымая зазубренное, ржавое лезвие двуручного топора. Рык и топот сопровождали его яростную атаку. Атард успел спрыгнуть с повозки и сделать шаг в сторону угрозы. Выстрелы так и не прозвучали. Массивное тело пронеслось сквозь него и врезалось в фургон, разлетевшись сероватым облаком.
- Иллюзия, тихо процедил сквозь зубы высокий мужчина и медленно разрядил оружие. Шаман раскрыл свою пасть и разразился громким пронзительным хохотам, он явно был доволен своим выступлением.
- Я рад, что нервы не подвели тебя, мой ужасный гость, и ты не пустил хорошие пули в расход, иначе я мог усомниться в твоем хладнокровии и мастерстве, а также полезности нашего соглашения - громко выкрикнул Зверолюд. Все вокруг было ненастоящим: Бистмены, которые уже пришли в себя и скалились друг на друга и на спутников Паласио, кустарник и мох покрывающие поляну, да и сам шаман был всего лишь миражем… Краски поблекли и начали оплывать как- будто их смывала легкая изморось дождя. Настоящим была только огромная скальная порода и дыра зияющая в ней.
Схария и Андом, поглядывая по сторонам, приготовились к бою, способные разметать угрозу своими неподъемными молотом и цепом. Батиста весело пропрыгал к Атарду. Из-за фургона показался еще один порченный - Рамиро.
- Хозяин, он ждет тебя, там, внутри, - голос был глубоким и резким, немного писклявым с размытыми окончаниями. Тинаш был Разносчиком Чумы – демоном Нургла, Старшего Божества Хаоса, также известного как Лорд Разложения. Его морду украшал один глаз, из искореженного тела свисали внутренности, серо-зеленое тело было изъедено язвами. Запах смерти и разложения витал над ним. Иногда его еще называли Чумным Счетоводом или Сыном Нечистого. Все Смертные члены банды высоко ценили его.
Паласио одернул старый потертый кусок кожи с досок, на которых недавно сидел и приподнял грубо сколоченную крышку потайного ящика. Запустив туда руку, он нащупал нужный ему предмет - едва различимая улыбка коснулась его губ. Спрятав небольшую продолговатую коробочку в рукав своего плаща, он уверенно зашагал в сторону зияющей дыры. Его свита двинулась за ним легким, скользящим шагом, но одного взгляда было достаточно чтобы понять - в пещеру отправится только он.
Зрачки Хозяина расширились, приспосабливаясь к темноте. Он медленно шел к своей цели. Осторожно коснувшись стены, он почувствовал легкую вибрацию, немного протянув руку, мужчина увидел, как искры заструились вокруг пальцев… Даа, именно такое место он искал…
Впереди забрезжил свет, нежные блики огня плясали по своду пещеры. Небольшой, аккуратный костер был разложен на плоском камне, рядом стояла чашка наполненная какой-то жидкостью. Навстречу Паласио вышла невысокая фигура точь- в -точь выглядевшая как иллюзия, встретившая его снаружи, в ней он узнал шамана. Ладонь недвусмысленно потянулась в сторону мужчины и он вложил в нее столь ценную коробочку, извлеченную из рукава. Шаман какое-то время пристально смотрел на предмет в своей руке, потом неуловимым движением откинул крышку и бережно, двумя когтями вынул содержимое. Он смотрел на огонь через бутылочку, опрокидывая ее то вверх, то вниз. Тягучая черная жидкость медленно стекала по гладким краям сосуда. Пасть шамана раскрылась, и Паласио услышал на удивление приятный голос.
- Это то, о чем я думаю Человек?
- То, что ты обещал?
Атард откашлялся и произнес, - допустим, что это так, но вторую часть ты получишь в городе, - ведь речь идет о гибели всего стада, - не так ли Шаман?
Посох тихо стукнул о каменный пол, и сутулая фигура Бистмена зашагала вглубь каверны. - Иди за мной человек, я покажу тебе, что ты ищешь…


Другое время, другое место…

- Конечно же вы все слышали историю Дмитрия и Елены*. Да – да, скорее всего с этого все и началось.
На нескольких лицах читалась искренняя растерянность.
- Вот здесь написано, Сальваторе резко ткнул пальцем в книгу, вот слушайте.
- Карнавал Хаоса оставляет в живых лишь женщин и девочек, на которых указал Хозяин Карнавала, сказав «Теперь ты моя невеста!». После этого пленниц уводят, и их дальнейшая судьба неизвестна. Под утро Карнавал покидает опустевший поселок, оставляя домашний скот и самих жителей, убитых ужасными болезнями.
- Да, но Скейвены им зачем? Высокая стройная девушка была крайне раздражена и ни сколько это не скрывала.
- Насколько я понимаю, - продолжил мужчина, - карнавал здесь как раз таки не причем, хотя, косвенно, отношение к происходящему он без сомнение имеет.
- И какое именно? - поинтересовалась молодая женщина, не издавшая до этой минуты ни звука.
Сальваторе выпрямился и посмотрел ей прямо в глаза.
- Как сообщают наши агенты, предположительно зовут ее Магали, фанатичная спутница некоего Паласио Атарда, находящаяся немного не в себе и когда-то, в далеком прошлом его жена.
- Да при чем тут жена не жена, прозвенел новый голос.
- Девушки – девушки, имейте терпение!
- Терпение говоришь, голос Галины Брэгг прозвучал как сталь.
- Да послушайте же вы, Атард и есть Хозяин карнавала, именно тот первый хозяин, легенду про которого я вам и зачитал. Это за ним уже так долго и так безуспешно рыщут по дорогам охотники на ведьм. Именно Магали толкнула его на край бездны и потянула за первую нить, чтобы веретено бешено завертелось…Вот, смотрите, здесь же написано..
Все прильнули к старому потрепанному временем фолианту.
- Похоже, ты можешь быть прав Сальваторе, - прошептала Инжа, но все же, зачем Магали потрошит Крыс?
- Похоже, не просто потрошит, - нужно повнимательнее осмотреть тушу, с этими словами Матриарх Сестер Зигмара твердой походкой направилась к двери.



* Town Cryer № 27

Сообщение отредактировал muaddib_ - Понедельник, 2-oe Декабря 2013, 17:13
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Четверг, 5-oe Декабря 2013, 10:54
Сообщение #3


Адепт
Group Icon
Приключенец



Она пробиралась мрачными переулками, стараясь прижиматься к обшарпанным стенам опустевших домов, голодные рты которых с шумом вдыхали холодный воздух и не выпускали его обратно. Женщина скорее понимала, что рядом кто-то есть, чем ощущала его присутствие. Она была осторожна, но, похоже, недостаточно…
Резко обернувшись, она уловила мимолетное движение - слегка различимая тень застыла на месте, практически слившись с окружающей средой. Да, точно, она не ошиблась, за ней следили. Обычно она не допускала таких оплошностей, но видимо в этот раз она столкнулась с достойным противником, оставалось выяснить что ему нужно. Либо это простой головорез случайно наткнулся на нее и решил легко разбогатеть, либо… Ей больше нравился первый вариант. Нащупав нужный мешочек, неуловимым движением она сыпанула на мостовую железных ежей. Правой рукой Магали вложила в паз карманного арбалета короткий болт, оканчивающийся тяжелым толстым наконечником. Шум пистолетного выстрела сейчас ей был не к чему. Выпрямившись во весь рост, что бы преследователь явно ее видел, женщина резко бросилась за угол дома, специально хлюпнув одной ногой в лужу, надеясь, что это заставит ее противника действовать быстро и незамедлительно, ведь его цель убегала. За стеной, как она и ожидала, зиял провал дверного проема, именно туда лежал ее путь. Быстро взлетев на второй этаж, она прижалась к оконной раме как раз над тем местом, где недавно рассыпала горсть ежей, топорщившихся своими шипами во все стороны. Он не заставил себя ждать - короткими перебежками тень двигалась в ее сторону, не проявляя былой осторожности.
- Ближе, ближе, еще…, - тихо прошептала Магали, - я жду тебя… Она медленно подняла арбалет. Внизу раздался вскрик, за ним последовал глухой удар об булыжники мостовой и уже более громкий возглас, переходящий в протяжный стон. К удивлению Магали голос принадлежал скорее всего молодой девушке, но рука опытной охотницы не дрогнула, сердце осталось холодным к жалобным всхлипывания своей соперницы. Звон тетивы сорвал с места острый болт и тот мгновенно окончил стенания несчастной, пробив ее голову практически навылет и окропив булыжники кровью и ошметками мозга. Немного выждав, решив проверить не была ли девушка одна, Магали решительно спрыгнула вниз и аккуратными шагами, всматриваясь себе под ноги направилась к телу.
- Вот это новость - скорее всего от неожиданности сказала вслух Женщина.
- Сестра Зигмара! И что же тебе было нужно от меня, – девочка? Носком сапога приподняв руку трупа, она заметила край бумажного листа торчащий из полуоткрытой сумки.
- Интересно… Это была карта Мордхейма, довольно детальная с несколькими пометками.
- Что-то мне это напоминает, - не может быть, глаза Охотницы расширились…
Именно в этот момент прозвучал громкий выстрел. Разорвав карту пуля ударила ей ровно в центр живота, отбрасывая Магали на несколько метров назад. Разбросав в стороны острые осколки стекла, торчащие из кривой рамы, ее тело рухнуло на дощатый пол внутри дома.
Сальваторе громко выругался, он отбросил в сторону ружье и начал быстро спускаться по водостоку. Оказавшись на ногах, он выхватил кривой нож и бросился в сторону тела распластавшегося на мостовой.
- Алидэ, - Алидэ, -ты слышишь меня! Подбежав к сестре, лежащей на брусчатке, он увидел острие арбалетного болта торчащее из затылка его подруги и темную лужу крови, которую медленно впитывали щели между булыжниками. Крепко обхватив девушку, он сильно прижал ее к себе, потом его влажный взгляд упал на пустое отверстие окна. Нежно опустив Алидэ, он уверенным движением перемахнул через выступ и не поверил своим глазам…
Громкий крик прорезал только что зарождающуюся зарю.

Она все еще бешено хватала ртом воздух, все ее мысли занимал Он, - Паласиооо... Она должна успеть вовремя, ведь компоненты все еще у нее, со стрелком она разберется позже.
На ней было короткое походное платье, надетое на отточенную кружевами блузу, штаны с тонкой шнуровкой по бокам обтягивающие стройные бедра. Магали дорого заплатила за утонченные вставки из гравированных пластин громрила инкрустированных в ее платье. Только самые богатые леди могли позволить себе такую искусную защиту в виде украшений на своих одеждах. К счастью, Магали относилась именно к таким. Удар пули о громриловую пластину на мгновение лишил ее сознания и причинил страшную боль, выбив из легких весь воздух, а острые края стекла прошлись по ее нежной коже, в некоторых местах нанеся глубокие порезы. Рукава блузы уже стали липкими от крови. Мысли бешено носились в голове.
- Но ничего, - главное она жива... Резко выдохнув и стиснув зубы, Женщина выдернула осколок стекла из своего бедра.

Храм Сигмара уже давно был разграблен… Когда улочки Мордхейма опустели, некому было остановить бесчинства, которые творили мародеры. И все же даже в таком месте, где казалось уже ничто сколь было ценное не могло попасть на глаза, знающий человек мог обнаружить много чего интересного, особенно, если это интересное, было специально для него оставлено.
- Чума-чума, проказница чума, кого с собой сегодня забрала, напевал веселый голос Батисты. Порченный прыгал впереди всех ни капельки не заботясь о своей безопасности, скрываться, было не от кого, да и незачем. Уже несколько дней они находились в Мордхейме и ни разу им не встретился кто-то живой, хотя был вроде истощавший полубезумный священник. Хозяин даже уделил ему несколько минут…
К удивлению Батисты впереди послышались сдавленные шепоты, звуки перемещения. Порченный насторожился и оглянулся - вдалеке Схария и Андом мерялись силой, Атард что-то чертил на грязном листе бумаги, а Бистмен иногда комментировал его действия, Тинаша и Ромиро нигде не было видно, по сути, он был один. Опять шепот, - так, мы туда… Возня, топот бегущих ног, сдавленное “ЛЯТЬ” и “СССУКККААА!!”, два шлепка. А вслед им тихий, исполненный ненависти поток брани. Батиста поспешил на возгласы и осторожно выглянул из-за угла. За поворотом он увидел чьи-то ноги, которые скрылись от его взора, кто-то быстро заметал следы. На улице опять воцарилась тишина.
Атард вошел в храм. Первое, что бросилось в глаза - это кровь. Она была везде, похоже, стычка оказалась непростой, но потом, он увидел ее…
Женщина сидела опиравшись спиной о каменную стену. Ее одежду украшали темные бордовые пятна, вся эта кровь вокруг была ее. Сознание Паласио резануло, Магали, как давно он не видел ее. Уже столько лет только письма и короткие фразы на клочках бумаги. Он боялся, что Магали может не пережить их встречу и вот она произошла. Он бросился к ней. Ее грудь еще вздымалась, урывками втягивая воздух. Узнав его, слабая улыбка отразилась на ее бледном лице.
Тем временем, маленькие красные создания уже проникли в ослабленное тело и беспощадно кромсали его изнутри, перестраивая и без того сложные цепочки жизненной материи, легкий румянец появился на щеках Женщины, задорный образ дьявола плясал вокруг неё.
Шаман медленно перевел взор на сверток сжатый в ее руках.






Сообщение отредактировал muaddib_ - Четверг, 5-oe Декабря 2013, 15:28
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Понедельник, 9-oe Декабря 2013, 15:56
Сообщение #4


Адепт
Group Icon
Приключенец



- Жизнь ничто - пустой звук.. Тем более жизнь этих двуногих червей, звонко воспевающих своих богов и не замечающих своих пороков. Он уже давно сбился со счета, так много их забрал, и все для него, - Великого!
Сколько было городов… Два, три десятка? Сотни деревень, а одиноко стоящих хуторов и того не счесть… Время пришло. Он давно готовил себя. Последнее шоу обещало быть зрелищным и незабываемым.
- Даа, я обещаю тебе, о Великий, ты будешь восхищен! Небывалое зрелище ждет тебя! Твой Сын не разочарует тебя - с нажимом в голосе произнес мужчина, а дальше с нескрываемой злобой, - да, жизнь ничто, но не жизнь Магали…
Он сидел на стуле, опираясь на высокую резную спинку. Одинокая свеча отбрасывала тревожные блики на карту Мордхейма и его окрестности. Последнее время он делал много заметок в ней. В такт движению фургона по столу медленно раскатывался деревянный тубус. Рядом лежало письмо Петровича. Переведя на него глаза, Паласио вспомнил, как недавно обрел неожиданных союзников и уже практически потерял единственного человека, который был ему дорог.

Воспоминания.
Письмо от Петровича было полной неожиданностью… И кому ? - Ему, Атарду. Конечно он не оставит без внимания искреннюю просьбу своего почитателя. На свете осталось так мало истинных ценителей настоящей трагедии. Паласио надеялся, что наконец таки в лице Петровича он обретет благодарного зрителя, который по достоинству сможет оценить оба акта его драматической пьесы. Вытащив одно из своих любимых перьев, и немного подправив его кончиком ножа, Паласио плавным движением обмакнул пестрый предмет в чернильницу.

Письмо Петровичу.

Мой достопочтеннейший друг, - надеюсь, я могу применить к вам сей эпитет? Конечно мое сердце не столь чуткое и отзывчивое как раньше, но и оно не смогло остаться равнодушным к вашей просьбе! Я уловил нотки легкой тоски в ваших прекрасных словах. Похоже, она несколько донимает вас в последнее время. Уверяю, я и моя труппа готовы предложить вам яркую и насыщенную действием пьесу. Оставляю вам право выбора, так как затрудняюсь предположить, что больше вам придется по вкусу:

«Истинное Лицо Императора»
«Чумной и Прокаженная»
«Гнилые дети папы Нургла»
«Кошмар в Летнюю Ночь»

Sinceramente suyo,

Palassio Atardo, el maestro el comediante, el mimo, el aficionado Del´arte y Fastnachtscipilia!


От мыслей его отвлек протяжный стон. Похоже, наступала последняя фаза развития болезни и кровавая пена появлялась на губах Женщины, когда та выдыхала воздух. Немного повернув голову, он обвел взглядом свое жилище. Все то, к чему он так стремился, все то могущество дарованное когда-то Великим, все оно находилось здесь, в небольшом дорожном фургоне.
Он потерял контроль над собой. Слишком много Атард думал о ней. Магали поглотила его сознание полностью. Первый раз он был настолько беспечен, что позволил выследить себя. Сестры были жестоки, другого он и не ожидал, Магали слишком поздно рассказала про роковую встречу в предрассветных часах.
- Ну и пусть, Зигмар меньше всего волновал его в тот момент. Конечно, он мог просто держать дистанцию и осыпать их стрелами, иногда одаривая благодатями Нургла, в бесконечном хороводе смерти… Но время сыграло с Паласио злую шутку - он стал слаб благодаря ей, - своей судьбе, которая умирала на его глазах.
- Рамиро, один из порченных был потерян, пришлось проработать не один час, что бы найти ему замену, но Атард был доволен результатом. А теперь они уходили на юг. Туда, где он мог восстановить силы и подумать над тем, что произошло. Паласио хорошо запомнил взгляд Матриарха, когда та размозжила череп одному из его любимцев. Он найдет ее, потом, позже, так же как и того, кто сотворил такое с его Магали. Он будет осторожен.
Чтобы что-то создать, нужно что-то разрушить…-практически прошептал Хозяин Карнавала. Пистолет давно ждал его, он как мог оттягивал этот момент, но время пришло, Атард не мог позволить, что бы агония полностью захлестнула ее и превратила в кровавую груду костей и крови. Паласио медленно положил палец на курок и повернулся в сторону женщины. Ему не сразу было дано понять, что произошло, взгляд стал стеклянным, а глаза расширились.

Сообщение отредактировал muaddib_ - Понедельник, 9-oe Декабря 2013, 16:37
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Пятница, 20-oe Декабря 2013, 17:18
Сообщение #5


Адепт
Group Icon
Приключенец



- У каждого своя война… Закончив предложение и свернув небольшой листик в трубочку, элегантная женская рука с силой приложила перстень к расплавленному сургучу, тем самым запечатав один торец миниатюрного свитка. Посмотрев на проделанную работу, она взглядом нашла Батисту, словила момент, когда он урывком повернулся в ее сторону и поманила к себе пальцем. Матовый перстень придал гипнотизирующее воздействие ее движению. Батиста весело прыгал в ее сторону. Он был счастлив услужить ей, ведь именно она привела их в столь замечательное место. Единственное, что немного омрачало его веселье - это то, что Господин уже несколько дней не появлялся из своего фургона, а все распоряжения он получал из уст этой очаровательной леди. В те редкие моменты, когда она обращала на него взор и мелодичный шепот струился с ее губ, он пребывал вне себя от счастья. Порченный готов был умереть лишь бы она осталась довольна. Казалось, ее слова срывали плотную многолетнюю пелену заволакивающую его сознание и открывали воспоминания из давно забытой жизни, когда он еще был человеком, когда мог чувствовать и любить…- Служить? -Да, да! - скорее служить. Служить ей, этому великолепному созданию, прекрасней которого он не встречал в своей жизни. Он споткнулся и на секунду замер, растерянно хлопая глазами и не в силах вспомнить о чем думал мгновение назад, потом опять увидел ее…- О да, служить, служить ей, о чем он еще мог думать…
- Сова, - купишь сову. – Не покупай большую, промурлыкала она Батисте на ушко и вложила ему в извивающее щупальце небольшой матерчатый мешочек. Легонько потрепав его за подбородок, женщина обратилась к нему еще раз, - ступай, не спеши, повеселись как следует, а после жестким импульсом воли хлестнула вокруг- Эстебан и Тинаш скоро явятся на ее зов.
Порченный медленно брел среди расположившихся вокруг повозок. Кое-где они выстраивались полукругом. Вот там образовали кривой коридор. Ооо, это было прекрасно! Так много таких же как и он Батиста не видел никогда. Изредка Паласио рассказывал, что несколько раз за столетие, когда огромный диск луны нависал над самым горизонтом и черная тень готова была поглотить его, Карнавалы собирались здесь. Со всех закутков прогнившей империи, их гнала в это место связь с Великим. Они везли ему богатую дань.
С мешочка что-то капало. Подставив открытую ладонь, а после облизнув палец, Порченный почувствовал привкус крови. Она таким приятным солоноватым теплом распространилась по небу, что он не выдержал и взглянул на содержимое. Свежий кусок позвоночного столба, из которого сочилась не только бордовая жидкость, но и сероватая слизь спинного мозга вогнала Батисту в ступор: Все внутри заурчало, а концы гнилых кишек, торчащие из огромной язвы на животе стали подрагивать, длинный круглый язык облизнул потрескавшиеся губы. Он лихорадочно начал искать место для уединения.
- Эй, бочка с дерьмом. – Эй, ты, чего стал и раззявил рот, потерял чего? – Ану отойди с дороги! Голос принадлежал вознице, восседавшему на высоком помосте длинной телеги, которую тянула четверка пегих лошадей. Батиста юркнул в сторону от железных копыт и зло посмотрел вслед проклятой повозки. На него уставились огромные желтые блюдца. Голова, которой они принадлежали, какое-то мгновение была неподвижной. Немногим позже он услышал глухой уххх, уххх, и клюв повернулся в другую сторону… Повозка продолжала свой путь.
Казалось, птица вывела его из кровавого оцепенения. Порченный несколько раз повторил слово сова, и бросился вслед за повозкой, размахивая перед собой уже изрядно пропитавшимся кровью кульком.
Тинаш и Эстебан появились из колючей изгороди леса. Громоздкие искореженные тела демонов заставили повернуться в их сторону несколько любопытных зевак, случайно оказавшихся в этом месте праздника хаоса. Утолив свое любопытство, зрители поспешили ближе к центру огромного балагана, который низкими утробными звуками раструбов труб пробурчал о начале первого акта пьесы.

Не поспешил только он…Долго и пристально тень наблюдала за ней, изучала ее, прислушиваясь к ее словам. Возможно, он нашел то, что искал. Совсем недавно его граф, Влад фон Карштайн, первый из величайших вампирских графов Сивании бросил его, ему не нужны были больше его услуги, он остался один, без титула, слуг, власти, чудом избежав смерти. Его победы были забыты, а имя втоптано в грязь. Курт Вальденхов, - канул в забвение, он сотрет все воспоминания о нем, о себе, как и позор с которым он оказался на улице, он пристально наблюдал за ней.

Демоны кривляясь и скалясь хаотично двигались. Они пытались не упустить ни одной детали повествуя о своем столкновение с отрядом Одержимых. Сам рассказ ее не интересовал, ее больше заботило состояние Тинаша и Эстебана, ведь она прекрасно понимала, что подчинить их полностью ей так и не удалось. Только Хозяин Карнавала и сам Великий имели полную власть над своими творениями. В настоящий момент она не являлась ни тем ни другим. Ее действия были продуманы и хладнокровны. Не в силах совладать сразу со всем Карнавалом и прекрасно понимая что демонов убить нельзя, женщина воспользовалась силой Атарда, грязными ритуалами Нургла. На какое-то время она избавила себя от общества демонов. Но они вернулись… Вернулись слишком быстро. Ну, что же, значит, ей придется поторопить события.
Магали не интересовали Одержимые и тем более тот грязный и лохматый оборванец, которого они пытались спасти от лап веселившихся Чумных Счетоводов. Доктор, - кажется он так себя называл. Как интересна и изворотлива бывает судьба… Лекарство от чумы, кому лекарство от чумы… Магали рассмеялась во весь голос. Рассказ демонов оборвался и они уставились на нее. Женщина продолжила в слух свои мысли, - я надеюсь милый доктор остался жив? Ведь ему предстоит еще столько сделать, еще сильнее рассмеялась она…
Ее не интересовали Одержимые, она опять вернулась к своим мыслям. Скорее она искала встречи с одиноким стрелком и с сестрами, которые приютили его, но только глупец будет искать встречу с ним в открытую. Сначала, она немного поиграет с врагом. Да и враг ли это… Еще немного и бытие такое привычное им даст глубокую трещину и сестры сами перегрызут друг другу глотки. Ей осталось лишь вовремя тронуть нужные струны и подняться по ступеням, которых осталось так немного до ее награды.
- Собирайтесь, - громко выкрикнула она, - и кто-нибудь, найдите Батисту. Широко развернув подол роскошного платья, Магали зашагала в сторону своего фургона. Тинаш и Эстебан проводили ее внимательными взглядами.
Порченному приходилось регулярно встряхивать сову, когда та пыталась клюнуть его в щупальце, которым он крепко сжимал ее лапы. Ему наконец таки удалось пробиться в первые ряды зрителей и он уже был в предвкушении действа, которое вот-вот должно было развернутся на сцене, но его грубо толкнули в бок, сова недовольно заухала.
Эстебан спешил, он не хотел разозлить ее. Вот она возле фургона в окружении Карнавала. Подбегая он услышал обрывок фразы, - много столетий карнавалы собирались в разных уголках империи, много столетий они подносили богатую жатву Великому, но он не слышит ваших слов, а подношения ваши слишком малы, чтобы пробудить его от векового оцепенения… - так, ближе, еще, вот она, Порченный притих вслушиваясь в ее слова.
- Да, мы уходим… – сейчас, в самый разгар пиршества, но уверяю вас, ваш Паласио, ваш Хозяин, хочет именно этого, пришло время изменить этот мир, - закончила говорить Магали. Менгиры помогут нам, стадный камень ждет меня, я чувствую его зов, - шепотом закончила женщина.
Повозку немного потряхивало, на полу пульсировала звезда хаоса, в центре которой лежал Паласио Атард. Протяжный стон сорвался с его губ и он попытался приподняться, но края пентаграммы взбухли толстыми венами и он остался на месте. К нему медленно заскользила Магали. Нежно коснувшись его лба, она сладко проговорила, - еще не время любимый, еще не время. Паласио затрясло и он опять впал в беспамятство.

Неспеша за повозкой следовала тень… Да, он выбрал ее… Женщина, именно она была ему нужна. Фигура двигалась в кромешной тьме, прекрасно ориентируясь вокруг.

Сообщение отредактировал muaddib_ - Пятница, 20-oe Декабря 2013, 20:47
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Среда, 26-oe Февраля 2014, 10:19
Сообщение #6


Адепт
Group Icon
Приключенец



Ветер оставил в покое слегка вьющиеся, черные локоны и метнулся вверх, в листву, огибая паутину из тонких, упругих веточек. Женщина была не одна.. В это невозможно было поверить, но еще более статная фигура, обладательницу которой окружала прозрачная слегка различимая аура серебристого света, находилась рядом с ней. Магали пребывала в благоговении. Она сидела спиной к своей гостье, немного опустив подбородок к груди. Ее глаза были закрыты, но по зрачкам, которые метались под веками, можно было судить, что ведение полностью овладело ей.
Гостья медленно перебирала изящными пальцами черные пряди Магали. Взяв в руку тяжелый, железный гребень, она медленно провела им по волосам, немного приподымая их, чтобы острые зубья не оцарапали нежную кожу женщины. Продолжая свои движения, незнакомка, с губ которой струился мелодичный шепот, начала слегка раскачиваться. В такт ее движениям глубокий голос набирал силу, лес вокруг замер, сотни глаз устремились в ее сторону…
Гниющая плоть касалась коры дерева, оставляя бурые следы разложения и белесый налет. Эстебан переместил свою лапу, пальцы которой оканчивались огромными грязными когтями, вниз по стволу. Он не скрывал свое присутствие, - Чумавозам Нургла чуждо самосохранение, также как и чувство страха. Он оценивал свою противницу.. Именно противницу. Он чувствовал это. Сомнений не было. Эстебан видел мир по иному, все те скрытые вещи, недоступные обычному глазу, простирались перед ним со всей явственностью и открытостью. К тому же он ощущал ее естество, такое знакомое и не имеющее ничего общего с его хозяином, - да, Великая Четверка здесь была не при чем…
Гребень еще раз прошелся по лоснящимся волосам Магали. Фигура продолжала шептать, в обрывках фраз можно было уловить едва различимые слова, - Минотавры, - Зверолюды, - слишком слабы, - другие союзники, - твой БОГ… Миниатюрная рука с белоснежной кожей нежно отвела в сторону волосы, обнажая тонкую шею, гребень поднялся и с силой вогнал свои острые зубья в основания черепа, резко надавив на него, Гостья обломала железные иглы… Магали конвульсивно дернулась и открыла глаза.
Возле нее стояла огромная женщина с посеревшей кожей, изможденным истощенным телом и длинными металлическими когтями. Черты ее лица были худы и остры, а волосы белы и тонки, ее пустые глазницы были переполнены слезами черной густой жидкости, которые бежали по щекам и вытянутой шее. Фигура была закутана в черный саван плакальщицы и украшена изящными, хотя и бесполезными драгоценностями из слоновой кости и оникса. Губы раскрылись и все в округе заполонили жуткие слова её песни.
Деревья стонали и корчились, зайдясь в неимоверном крике безнадежности и отчаяния. Диск луны взошедший на небо был похож на половину женского лица, из ока которого текли слезы. Земля трескалась, а трава жухла на глазах. Её песня рассказывала о трагедиях, прошедших и будущих, пережить которые, смертным не суждено…
Одновременно две тени сорвались в сторону Магали. Боясь пошевелится, жена Атарда краем глаза следила за одной из них - она узнала Эстебана. Демон несся с яростью дикого кабана выставив вперед грязные когти. Его безжизненный взор не выражал никаких эмоций. Рой мух окутал гниющее тело скрывая движения Чумавоза. Не прекращая петь, огромная фигура женщины повернула голову в его сторону. Мошкара вокруг Эстебана вспыхнула зеленоватым пламенем, превращаясь в черную пыль. Чумной счетовод взревел и прыгнул на своего врага. Острые металлические когти незнакомки, вихрем взметнувшие опавшие жухлые листья, распороли гнилое тело демона. Сделав пару шагов в ее направлении, Эстебан осел на колени и завалился в сторону. Его тело начало судорожно подергиваться, лес вокруг огласил вопль. Края раны пузырились и лопались, распространяя вокруг неимоверную вонь.
Второй тенью был Курт Вальденхов. Он прекрасно отдавал себе отчет в своих действиях. Похоже на этот раз его шансы были равны нулю…
Вампир резко изменил направления и вместо удара в шею, который собирался нанести, вильнул в сторону и подхватил Магали на руки. Вложив всю силу в мышцы ног, он прыгнул так далеко, как мог, унося Женщину от этой ужасной фигуры и песни, которая ни на миг не прекращалась. Курт бежал, уклоняясь от веток внезапно возникающих на его пути, перепрыгивая ямы и мелкие лужи, а в это время черные бездонные глаза Магали смотрели на него.
Лес исчез, как и все в этом мире таком привычном им. Все произошло в один момент… Мужчина все еще по инерции бежавший, и крепко державший ее на руках, оглядывался по сторонам, - вокруг не было ничего, бесконечная пустота…
Незнакомка медленно перебирала изящными пальцами черные пряди Магали, взяв в руку тяжелый железный гребень. Она медленно провела им по волосам, немного приподымая их, чтобы острые зубья, не оцарапали нежную кожу женщины. Из шести маленьких точек у основания черепа медленно сочилась кровь. Вампир находился рядом. Стоя на коленях, он покорно склонил Голову, но глаза выдавали злость, беспомощность и попытку неповиновения. Незнакомка, с губ которой слетали жуткие слова ее песни, отстранилась от Магали, гребень в ее руке растворился, а голос стих.
- Я не враг тебе девочка.., - может быть потом.., но не сейчас…, - слова просто ворвались в сознание жены Паласио.
- Я не буду мешать твоим планам, - Паласио должен умереть…, - удивлена, что я знаю? Наигранный смех поглотила пустота.
- А теперь послушай меня, ты замахнулась слишком высоко, чтобы тратить усилия напрасно, - забудь о Сестрах и том ублюдке, который подстрелил тебя. Зверолюды тебе больше не союзники. Паласио был глуп и хитростью заключил с ними союз, теперь ты знаешь чем это обернулось, - победа граничащая с поражением, - да менгир стал твоим, обряд совершен, но какой ценой?
- Зверолюды тебе больше не нужны. Я сама займусь ими. У меня с последователями Атагро свои счеты - еще один неуловимый смешок…
- Тебя ждут новые более могущественные друзья… Голос в ее сознании оборвался, и незнакомка прильнула к ее уху…

Они вошли в лагерь с востока. Уже светало… Всю дорогу они шли молча.
- Как тебя зовут, - нарушила молчание Магали.
Мужчина, немного замешкавшись, произнес, - Петер, Петер Куртен.
Что-то метнулось под ноги Магали, и она с силой и злобой пнула ногой. Маленькое создание пролетело несколько метров и плюхнулось на краю поляны. Нурлинги поспешили под фургон, толкаясь и опрокидывая друг друга на ходу.

Тем временем Богиня бродила в бесконечных пустошах своего личного измерения в Хаосе, напевая жуткую, никогда не заканчивающуюся песню горя и страдания.
И тихое Тристарисссссс звучало вокруг…

Сообщение отредактировал muaddib_ - Среда, 26-oe Февраля 2014, 10:28
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Четверг, 27-oe Февраля 2014, 16:39
Сообщение #7


Адепт
Group Icon
Приключенец



Ей было над чем подумать… Впервые Шунч коснулся ее в Люстрии… На континенте покрытом первобытными джунглями, эти девственные леса были настолько густы, что их кроны закрывали солнце. При взгляде вверх, бесчисленные стволы исчезали в переплетениях лиан, воздух был настолько горяч и влажен, что любой путешественник, сделавший вдох, чувствовал слабость и дурноту. Плотные клубы тумана лениво ползли над густым растительным пологом джунглей, не каждый мог продолжить путь сквозь этот душный ад не потеряв всякое чувство направления.
Тогда, в поисках славы и легких денег, она нанялась на небольшой фрегат «Отважный», капитан которого, старый калека, видывавший виды моряк, набирал команду в рисковое и отважное путешествие к берегам загадочного континента Люстрия. Как оказалось позже, изрядно проблевавшаяся после несколько недель морской болезни Магали поняла - такие салаги как она нужны были капитану, только чтобы драить палубу, выносить помои и получать регулярно пинка под зад. Нанявшись в команду, ей изрядно пришлось потрудиться выдавать себя за юнца с открытым ртом смотрящего на капитана. Она обрезала свои волосы, туго перевязала куском тряпки свои миниатюрные груди, громко матерясь, и иногда сплевывая через передние зубы, девушка направилась в порт. Но старший матрос парой подзатыльников быстро дал понять, что материться нужно вовремя и к месту. Позже, на корабле, когда она отлучалась в отхожее место, эти вонючие идиоты часто издеваясь над ней называли ее «обрубком», а иногда и того хуже, любили поразмышлять над ее членом, который она так тщательно скрывает. Обычно это заканчивалось громким гоготом, красным лицом Магали и пинками дубинкой старшего матроса, который пытался всех успокоить. Девушка уже давно поняла свою ошибку и молила бога, чтобы не кому из матросов действительно не взбрело в голову проверить, что же у нее действительно находится между ног. Но позже ошибку поняли и все остальные. Континент встретил их стеной зеленого леса и отвесными скалами вздымающимися в высь. Им понадобилось несколько дней, чтобы прорубиться сквозь стену зеленого ада, а потом джунгли ожили и начали забирать одну жизнь за другой. Их, вступивших в мангровые болота было немногим больше 100 человек. Многих утащили крокодилы, атакуя превращаясь в размытую стремительную смерть. Но это было только начало… Мерзкие паразиты, жужжащие вокруг голов, укус которых в лучшем случае, вызывал лихорадку, в худшем – смертельную разлагающую плоть болезнь, доводил до безумия. Гнезда пиявок, стаи хищных рыб готовых обглодать твою руку до кости, скользкие белые слепые черви, проникающие под кожу и откладывающие свои яйца прямо в кровеносную систему, обрекая свои жертвы на жуткую смерть, когда их прожорливые личинки вылупятся. Но, гораздо большую опасность представляли токсичные ручейки смертельной жижи, повсеместно пронизывающей слои гниющей почвы и разлагающихся растений, которыми в джунглях была услана земля. Именно эта липкая черная дрянь и просочилась через её крепкие ботинки. Через несколько часов ступня Магали превратилась в одну кровоточащую рану и через день она не смогла передвигаться сама. Матросы разрезали ей штанину, которая уже изрядно пропиталась кровью… Немногим позже она услышала…
- Да это же баба! С перекошенными гримасами оскала и злобой лица, которые они считали улыбками, матросы начали сдирать с нее штаны, а после кофту и рубаху. Она видела, как округлились глаза этих скотов, когда они сорвали тряпку скрывающую грудь девушки.. самые нетерпеливые уже приспустили штаны. Она выхватила острую шпильку, пытаясь ткнуть ближайшего к ней, но верзила с легкостью прижал тяжелым сапогом ее руку и со словами, - не бойся и широкой улыбкой склонился над ней… Дальше произошли события заставившие ее усомниться в своем рассудке… Позже она узнала, что скатоподобные существа, которые рвали на части матросов, были Скримеры. Многие погибли прямо возле нее, так и не успев воспользоваться своими причиндалами, несколько опустились на колени и молились, другие бросились в зеленую чащу, и были быстро настигнуты, куски их тел и длинные кишки еще какое-то время служили объектом пиршества тварей поменьше. А потом она увидела его…
Это было морщинистое лицо, посаженное очень низко в теле, лишенное даже намека на шею. Было трудно сказать, где кончается тело и начинается голова. Его изгибающиеся рожки росли не из головы, а из плеч. Ореол, будто жидкий узорчатый шлейф, стекал по его плечам, формируя множество перемещающихся и меняющихся лиц, которые искоса смотрели и смеялись над Магали. Существо заговорило и лица повторили его слова, некоторые попытались поставить под сомнение сказанное, другие прокомментировать, третьи сказали на свой манер. Все это сделало весьма сложным понять истинную суть произнесенного…

- Да, теперь она знала, что тогда впервые божество прикоснулось к ней. Тзинч излечил ее и помог найти путь назад в Империю. А совсем недавно он опять свел их вмести - Магали и Паласио. Теперь по прошествии стольких лет она понимала многое и не понимала ничего. Тзинч – великий колдун, бог магии и повелитель изменчивого потока времени, мастер заговоров и интриг. Немногие его заговоры просты, а многие могут показаться противоречивыми, или идти в разрез интересов самого Тзинча. Только он видит следы потенциального будущего, из которых, как из красочных нитей, ткется время.
Перед ней стояла поистине невыполнимая задача. Заклятым врагом ее повелителя был бог гниения и болезней. Зараза и смерть следовала за Нурглом по пятам, их пути пересекались не раз, но мощь обоих была неимоверна и колоссальна, ни что не могло пошатнуть чашу весов. Но ни кто иной, как Владыка перемен и Архитектор судеб, выковал первое звено своей цепи и Магали было уготовано сыграть сложную роль и она справилась - на свет появился первый Карнавал Хаоса и первый хозяин Карнавала – Паласио - ее муж. Теперь же она должна была ослабить бога болезней настолько, чтобы его место в пантеоне богов смог занять другой кандидат… И Тзинч выковал еще одно звено бесконечной цепи, смерть Паласию – беспомощного мужчины, - который в беспамятстве лежал в своем фургоне поможет ей.

Последний алтарь остался позади. Одержимые, гонимые наживой и жаждой крови, были беспомощны перед мощью ее бога и карнавалом, который она мастерски водила в потьмах уже какое-то время. Ее новый друг Петер был просто неотразим, кровь застилала ему глаза и он вихрем смерти врывался в ряды ее врагов. Вполне возможно, что в скором времени он сможет занять место ее мужа, - подумав об этом, она мысленно улыбнулась себе.
Впереди был Лепрозорий и смерть Атарда. И все же ей стоило поторопиться. Демоны становились все более агрессивнее. Какое-то время назад Тинаш схватил своими грязными когтями рукав ее платья разорвав красивый лоскут материи. Ей пришлось прибегнуть к крайним мерам…
Она должна все сделать правильно, и тогда ее БОГ ее Тзинч будет доволен…
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Пятница, 28-oe Февраля 2014, 14:19
Сообщение #8


Адепт
Group Icon
Приключенец



В лучах восходящего солнца кристаллами инея сверкала изумрудная трава. Ранняя весна своим дыханием растопила ледяные оковы небольшой речушки, и та, умывая берега талой, холодной водой, несла небольшие льдинки все дальше и дальше, пока мощный поток реки Стир не подхватил ее и не увлек за собой в свои темные и глубокие воды.
Яркий диск, приподнявшись над косматыми, старыми елями, заставил встрепенуться от ночного оцепенения несколько птиц и те, с начало вяло, а потом все более уверенно защебетали свою хвалебную песню скорой весне. Золотые туннели, раздвигая плотную изгородь леса, озарили приземистые крыши Лепрозория. Ряд построек еще находился в тени, но кое-где солнечный свет уже выхватывал старые сцены жуткой бойни.
Обгоревшие стены невысоких строений, поваленные палатки с огромными дырами - все это рисовало жуткие картины в ее воображении. Но Магали уже давно привыкла к ним. Она заметила первый труп более получаса назад. Его скрюченные пальцы и руки, вывернутые под неестественным углом, протягивались к ней словно в мольбе. Женщина перевернула мертвеца острым носком сапога. Спина несчастного была покрыта язвами и червоточинами, вонь была невыносима. Достав из кармана маленькую баночку, Магали сняла крышку и зачерпнула мизинцем небольшую порцию содержимого, проведя аккуратным пальчиком возле маленького носика, женщина удовлетворенно кивнула и переступила труп - теперь вонь больше не беспокоила ее. Она стояла перед небольшим мостком около шести метров длинной, там, дальше, в центре поселения ей предстояло свершить предначертанное ей, ей и только ей… Трупы были повсюду. Часто они лежали невысокими грудами торчащих в разные стороны голов, рук, ног… Чума здесь свирепствовала как нигде. Хлипкие доски деревянного настила не могли выдержать повозку и лошадей. Двум силачам из ее свиты передвигаясь по горло в студеной воде пришлось изрядно потрудиться перетаскивая фургон буквально на своих плечах, через небольшую отмель. Животных предусмотрительно распрягли и по одному провели на другой берег. Лица Батисты и Эстебана были угрюмы. Они чувствовали легкую настороженность Магали. В их память хорошо врезалась картина расправы этой женщины над Тиношем. Братья выстроились полукругом впереди, прикрывая их своими телами от незваных гостей или случайных скитальцев.
Жена Атарда приказала им разойтись широким полукругом и обшарить немногочисленные строения и территорию, которая к ним примыкала. Единственным, что им удалось найти это пару лохматых котов, уносящих свои лапы, и, на первый взгляд, безумная девчонка со спутанными, грязными волосами. Ребенка бормочущего всякую ересь про конец света, и страшных демонов привязали к забору. Удивляло то, что чума так и не коснулась ее.
Пустое поселение… никого… на ум пришли строки, - в пустыне нет никого…, - никому не нужна пустота.
Женщина уверенно двинулась вперед, уже ничто не могло ее остановить, и все же острый наконечник стрелы ударил в оконный откос в нескольких метрах впереди осыпав ее мелкими щепками. Ни шагу дальше, - вот о чем говорило это послание. Недалеко над небольшим пригорком появилась высокая фигура, тело которой скрывалось под широким зеленым плащом, а голову окутал просторный капюшон. Незнакомец опирался на посох, но вот во второй руке Магали заметила молот Зигмара. Старый молот, кое где покрытый ржавчиной, но дрожащий силой в руках своего владельца, это было не простое оружие, как и странник, державший его.
- Остановись безумная девка, что ты творишь…
- Оооо, не скрывала своего удивления Женщина. Это «Чучело» похоже, действительно что-то знало… Тем лучше. Она повернулась к Батисте, - принеси мне его голову, с этими словами она ткнула пальцем в сторону фигуры в плаще.
- И что же заблудившийся, одинокий путник потерял в таком богом забытом месте, - немного повысив голос, спросила она.
- Оставь свою лесть для других, грязная потаскуха Хаоса. Я пришел за твоей жалкой душой и поверь, я пришел не один… Несколько фигур скрываемых такими же плащами, как и жрец Зигмара, появились за его спиной. Они уверенно держали луки, острия стрел которых смотрели в ее сторону.
- И головы этого лесного зброда тоже, - бросила она в сторону удаляющегося Батисты, за которым последовали Братья, несколько Нурлингов и Схария.
Как хорошо, - подумала она, Жрец сам не ведая того, помог ей избавиться от назойливых глаз Карнавала.
Тем временем, фигура с молотом продолжила, - склони голову, и Империя гарантирует тебе справедливый суд, иначе твои выродки, которые останутся живы после этого утра вместе с тобой пойдут на костер, но только после того, как охотники на ведьм закончат с вами работу…
- Ты, проклятая черная дрянь забравшая жизни стольких невинных людей, Зигмар моею рукой не допустит больше смертей, от вони той чумы которую ты посеяла.
- Посеяла не я, не я – мой милый друг, - тихо произнесла она. Ей осталось немного потянуть время и его обезглавленный труп будет втоптан в землю слепо исполняющим приказы Карнавалом. Вдохнув в легкие воздух, она прокричала…
- Старик, ты немощный глупец. Как можешь ты судить о людях, чьи жизни собираюсь я забрать…
- Глупец не я, а тот тиран, что возомнил себя творцом и взять желает, что не дал, но обречен он на провал, забыв что немощь, - Человек!!
Крикнув в ответ, он поднял молот высоко над собой и зашелся в молитве. Вспышка серебряного цвета озарила холм и Священник легкой поступью побежал в ее сторону. Тонким звоном отозвалась тетива на многих луках и стрелы рванулись в свою цель.
Андом, второй силач Карнавала, выступил из тени, только его оставила рядом с собой Магали. Своим огромным телом он прикрыл ее от первой волны стрел, взревев и бешено размахивая двуручным цепом, силач двинулся наперерез последователю Зигмара. Пользуясь моментом, Магали решила завершить начатое. Позади нее слышались крики, пыхтение и звуки яростного боя. Она скрылась за ближайшей постройкой и стрелы врагов больше не могли помешать ей. Впереди замаячили очертания фургона. Вытянув железные штыри у основания платформы, она опустила одну из стен фургона, превратив его в своего рода миниатюрную сцену. Паласио был в сознании, его глаза с надеждой смотрели на нее, но он как и прежде не мог шевелиться.
- Прости любимый, - с этими словами она шагнула на невысокую сцену образованную откидной стеной, приподняла подбородок и развела руки в стороны. Ее губами говорил Тзинч, ее тело являлось сосудом – огромным вместилищем первобытной магии. Первые слова давались с трудом, ломанный язык, который не обрекали в слух многие тысячелетия ожил. И все громче и увереннее слетал с ее уст. Пентаграмма, в центре которой находится Паласио, взбухла еще сильнее и как змея меняя свои формы, то вытягиваясь, то сжимаясь заняла положения вокруг женщины. Скрюченная фигура мужчины глазами отчаяния смотрела на Магали. Первая волна вони и смрада окатила ее, огромный рой мух взвился недалеко от фургона. Неистовый рев огласил окрестности – он приближался, великий демон Нургла, известный как Великий Нечистый, был уже рядом. Земля в центре Лепрозория треснула, комья грязи и почвы полетели вокруг. Гигантский пузырь повис в воздухе, о стенки которого в неистовстве билось ужасное существо. Еще одна волна – настолько ужасная и тошнотворная, что смертные не смогли устоять на ногах, окатила округу. Острые когти рвали края пузыря, а волны смрада все чаще и чаще следовали одна за другой, стены домов обуглились. В этот момент голос Магали затих, ей оставалось оборвать жизнь Паласио, а в месте с ней и существование первого из демонов Нургла. Острый клинок материализовался в ее руке и женщина склонилась над Атардом. Стараясь не смотреть ему в глаза, Магали нанесла удар.
С нечеловеческой силой кто-то сжал ее руку, не дав свершить предначертанное. В немом замешательстве она уставилась на детское лицо, смутно припоминая, где его уже видела. Да… точно… эта та грязная оборванка, которую они выволокли из одного из строений в Лепрозории и привязали к забору. Магали потянула руку к себе, пытаясь высвободить ее из цепкой хватки девчонки, но та только улыбнулась – страшной знакомой улыбкой и Магали услышала слова, рассудок в которые поверить не мог.
- Я не враг тебе девочка.., - может быть потом.., но не сейчас…, - слова просто ворвались в сознание жены Паласио.
- Я передумала, - произнесла Тристарис – Паласио должен остаться в живых… и с силой свирепого медведя рассекла ножом зажатым в руке Магали ее горло, практически обезглавив женщину. Удивленный взгляд застыл в глазах жены Атарда и безжизненное тело осело возле своего мужа.
Пузырь лопнул, окатив гнилью, нечистотами и черным роем мошкары Лепрозорий. Великий Нечистый был свободен, его тело глухо ударилось о землю. Лучники рассеялись в лесу, священник Зигмара взрывом пузыря был отброшен далеко в сторону и борясь с приступами тошноты, одновременно всеми силами цепляясь за жизнь, пытался отползти от этого место подальше. Силач карнавала был просто раздавлен под огромной тушей Демона. Остальной карнавал был заворожен происходящим. Глаза, горящие пламенем хаоса, в голодном измождении рыскали по земле, а потом туша заскользила прочь, ломая стволы деревьев, словно тонкие прутики.

Он был жив… Прошло, по крайней мере несколько часов, пока края пентаграммы ослабли настолько, что он смог подтянуть под себя ноги и сесть. Взгляд Паласио Атарда – Хозяина Карнавала Хаоса не выражал ничего.

Не стоит плакать и страдать…
Не стоит бога вспоминать, - он не придет…
Кому ты нужен человек…
В своем стремленье разрушать, - ты покорил судьбу…
Зачем?

Тихо прошептали губы Паласио, а руки нежно прижали тело Магали к груди.
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
muaddib_
post Среда, 5-oe Марта 2014, 15:31
Сообщение #9


Адепт
Group Icon
Приключенец



Колеса разрезали слякоть и грязь, погружая окованные железом ободья в глубокие колеи дорог. Он все еще был слаб, но его враги не позволяли ему прекратить движение даже на миг. Вторжение великого демона в мир смертных вряд ли останется незамеченным… Охотники на ведьм, Сестры Зигмара, в конце концов, сующая везде свой нос Империя, даже обитатели одинокостоящих хуторов стали настолько подозрительными, что предпочитали сначала пустить арбалетный болт в незваного гостя, а потом разбираться насколько незваным он был. Недавние события и потрясение, которые осушили его как сосуд, не давали Паласио сосредоточиться на главном. Забота о своей жизни больше не волновала его, и лишь убегающее время, ведущее его к неминуемой встрече с неизбежностью, отдавалось сухим шелестом песка в его сознании и краях стеклянной колбы древних часов. Тонкая струйка, водопадом мелких частиц, срывалась вниз и разбивалась о черное изъеденное временем дно. Атард заворожено смотрел на нее, ни что в этом мире не могло оторвать его взор от хаотично разлетающихся частиц, образовавших небольшой холмик в центре пустоты. Последнее время он часами мог созерцать сее действо, его сознание оставалось пусто…
Кучер резко натянул поводья, фургон дернуло и развернуло боком на глиняной скользкой дороге. Колба, которой упивался Паласио, закачалась и разлетелась большими острыми осколками стекла по полу – песок был повсюду. Атард какое-то время растерянно хлопал глазами, казалось, произошедшее наконец выдернуло его из оцепенения. Еще раз моргнув, он проверил лазерный прицел на своей плазмопушке. Плавно заскользив им по раскрытой ладони, а позже по стене, упиваясь четкими линиями трех точек, образующих красный треугольник, и надев шлем с инфракрасным визиром, Хищник вставил новую энергоячейку, и шагнул из фургона в джунгли. - Шутка… Хотелось посмотреть читает ли кто вообще, что пишу.
Кучер резко натянул поводья, фургон дернуло и развернуло боком на глиняной скользкой дороге. Колба, которой упивался Паласио, закачалась и разлетелась большими острыми осколками стекла по полу – песок был повсюду. Атард какое-то время растерянно хлопал глазами, казалось, произошедшее наконец-то выдернуло его из оцепенения. Еще раз моргнув, он положил руку на столь привычную прохладную рукоять пистолета - тот был заряжен. Что-то глухо ударило о стенку его повозки, и монотонный голос Тинаша произнес, - Хозяин, он хочет говорить с вами. То, что его Карнавал сразу не разорвал его, уже настораживало. Кто там находился, за стенами фургона? Обычно кучер еще сильнее пришпорил бы лошадей, и те просто втоптали бедолагу в грязь, а, окованные железом колеса, завершили бы начатое. Хорошо, подумал Паласио, аудиенция будет короткой. Ржавая петля скрипнула и дверь открылась. Везде была вода – лучше сказать проливной дождь, разбивший края дороги до неузнаваемости. Хозяин Карнавала высоко поднял тусклогоревший фонарь и осветил им дорогу впереди. Одинокая фигура находилась недалеко, перегородив ему проезд. Путник скорее походил на охотника на ведьм или стража дорог, чем на одинокобредущего попрошайку. Разговор будет коротким, сделав пару шагов в сторону фигуры, Паласио нажал на курок. Шум падающей воды поглотил звук выстрела и он тихим БУХ отозвался в округе. Свинцовая пуля, разорвав кожаный плащ несчастного, утонула в его теле, но фигура так и осталась стоять неподвижно, лишь слегка приподнялся передний край треуголки, с которого капала холодная дождевая вода. Ну что же, у Паласио был еще один пистолет. На этот раз Атард целился в голову. Теперь он разнесет ее как гнилую тыкву. Громыхнул выстрел, прозвучавший более громче чем предыдущий и Хозяин уловил мимолетное движение – казалось, фигура раздвоилась, а мгновением спустя опять застыла неподвижной без тени намека на повреждения. Промахнуться с десяти шагов не смог бы и пьяный оборванец, не то что он, - не самый последний стрелок в Империи. Значит, зрение не подвело его, незнакомец действительно смог увернуться от пули.
- Хорошо, говори, - сквозь зубы процедил Паласио.
Треуголка поднялась еще выше и он увидел огоньки блестящих глаз, - вампир…, точно вампир!
- Мы знаем его, - множество голосов вокруг произнесли фразу одновременно.
- Он был с Магали…
- Был с Магали? С его Магали… Он не нуждался в напоминаниях. Злоба и боль заполонила его.
- С его Магали… Что же, он выслушает его, а позже… Паласио знал достаточно ритуалов Нургла, которые заставят мучаться жертву долго.
- Не здесь, не под этим дождем и не для всех этих ушей предназначены мои слова, - вампир был предельно ясен.
Развернувшись на квадратных каблуках грязных сапог, Атард махнул свободной рукой следовать путнику за собой.
Они говорили долго. В начале Хозяин Карнавала, услышав лишь одно упоминания об имени Магали, был готов сломать хребет вампиру, но он пересилил себя. А позже слова Петера Куртена вернули его к жизни, к той реальности, которую он чуть не потерял.
Он был жив и месть кровавой пеленой, затмевала его взор.
- Тристариссс, прошептали губы Паласио. – Значит, эта грязная помойная девка была именно ей… той, которая оборвала жизнь его жене, - теперь он знал это.

Легко ли убить Богиню? Последнее время Хозяин карнавала все чаще возвращался к этому вопросу. Куртен помог ему, подсказал то место, где Паласио мог получить ответы. Им оказалось заброшенное кладбище Святого Доллера, расположенное в пригороде Мордхейма.
Горе и отчаяние привлекало Молодую Богиню и он не хотел разочаровывать ее. Атард устроит настоящий террор, чтобы она явила себя, а потом прирежет ее как тупое животное.
Слухи стекались со всех уголков Империи и он возносил благодати Нургну, лишь бы они не оказались ложью. Кладбище святого Доллера ждало Паласио. И он придет, придет с легионом детей Великого Нечистого и похоронит все на своем пути.

Сообщение отредактировал muaddib_ - Среда, 5-oe Марта 2014, 15:33
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
Алвари
post Среда, 5-oe Марта 2014, 16:15
Сообщение #10


Легенда
Group Icon
Приключенец



Не надо больше ломать мозг такими сюжетными поворотами smile.gif
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post
Skelz
post Среда, 5-oe Марта 2014, 16:29
Сообщение #11


Легенда
Group Icon
Приключенец



Шутка про хищника удалась)
User is offlinePM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 посетитель читает эту тему (1 гость и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:

 



-
uptime
Текстовая версия Сейчас: Вс 19 Янв 2020 07:39